Статистика:
  • текущий запрос: батино
  • найдено результатов: 3
  • страниц с результатами: 1

Археологические исследования

Археологические исследованияИзучение истории по материальным следам жизни и деятельности людей. Первые изыскания археологических памятников на территории Псковской области проводились в первой четверти 19 века.
В 1818 году архиепископ Евгений Болховитинов обследовал древние захоронения на Словенском поле в Изборске. В 1825 году он опубликовал статью «Летопись древнего Славяно-Русского города Изборска», а в 1831 году издал книгу «История княжества Псковского», в которой помимо изложения летописных данных использовал материалы своих археологических исследований. В 1840 году изучением древних могильников Изборска занимался профессор Дерптского университета Ф. Крузе. Работа по изучению древностей Псковской земли усилилась начиная с 60-х годов 19 века благодаря стараниям группы любителей старины, организовавшейся при Псковском статистическом комитете и ставшей в 1872 году Археологической комиссией при том же комитете, которая затем (1880 год) была оформлена в Псковское археологическое общество (ПАО). В 1867 году К. Г. Евлентьев опубликовал заметки о древнем кладбище в Острове. В 1878 году он же провел небольшие раскопки в Изборске, Велье, Коложе, Опочке, Красном, Вышгородке, после чего опубликовал результаты своих исследований в «Псковских губернских ведомостях». Активизации археологических исследований в Псковской губернии способствовал интерес к древностям городов Пскова и Изборска со стороны императорской семьи. В 1878 году при участии великих князей Павла Александровича и Сергея Александровича, Константина Константиновича и Дмитрия Константиновича, обратившихся к происхождению царственных предков, были организованы археологические раскопки на родине княгини Ольги в Выбутах под Псковом, а также в Изборске, в котором, согласно летописи, княжил один из трёх братьев-варягов, приглашённых на Русь в 862 году, - Трувор. Археологическое изучение восточных и южных районов Псковской области также началось в 19 веке. Примером одного из первых обращений к теме археологических памятников на этой территории является публикация в журнале «Северная пчела» за 1840 год «Сопки в Великолуцком уезде». В 1892 году Е. Р. Романов произвел раскопки курганов в разных частях Себежского уезда. В 1899 году по заданию Русского археологического общества Н. К. Рерих осуществил разведку археологических памятников на территории Порховского уезда. Он также раскопал целый ряд курганных и жальничных могильников (Батино, Боркино, Булавино, Каменка). Материалы этих раскопок и по сей день являются важнейшим источником изучения погребальных древностей Псковской земли. Один из первых сводов археологических памятников Псковской губернии был выполнен Ф. А. Ушаковым. Он собрал сведения, полученные Псковским археологическим обществом в первые десятилетия его деятельности. В 1897 году археологические объекты Псковской губернии включил в своё обозрение А. А. Спицын. Были опубликованы книги Л. И. Софийского об Опочке и Н. А. Панова об Острове. В конце 19 - начале 20 века раскопки и разведки на территории современной Псковской области вели В. Л. Бернштам, И. И. Василев, А. М. Кислинский, В. Н. Глазов, В. Страшкевич и В. Потоцкий, В. Н. Крейтон, И. И. Линдеман, А. А. Заборовский, В. В. Гольмстен, П. С. Рыков, Д. Н. Эдинг. В 1901 и 1904 годах Л. Ю. Лазаревич-Шепелевич проводил раскопки курганов в Себежском уезде. В это же время членами Псковского археологическое общества были подготовлены опросные листы, содержащие вопросы об археологических древностях. По губернии их было разослано около 10 тысяч. Эти материалы, а также результаты археологических исследований и данные по коллекции музея ПАО легли в основу создания первой археологической карты Псковской губернии, подготовленной Н. Ф. Окулич-Казариным в 1914 году. В северной части современной Псковской области, входившей тогда в Санкт-Петербургскую губернию, разведками и раскопками занимались В. Н. Глазов, К. Д. Трофимов, К. Кудряшов, Г. Р. Шмидт. Начавшаяся Первая мировая война (1914 - 1918 годы) и последовавшая за революциями 1917 года в России Гражданская война (1918 - 1920 годы) прервали археологические исследования в Псковской губернии, которые возобновились только в конце 20-х годов 20 века.
В 1927 - 1929 годах Институтом истории материальной культуры (ИИМК) были организованы несколько палеоэтнологических экспедиций. Территорию Псковского округа, входившего в то время в состав Ленинградской области, в 1928 – 1929 годах изучали Б. А. Коишевский, Н. Н. Чернягин и В. В. Ячин. Результатом экспедиционных (в основном разведочных) исследований, проведённых в 20-х годах 20 века, стала учётная картотека археологических памятников Ленинградской области и справочные материалы к ней. В 1928 году А. А. Спицын совместно с Б. В. Сивицким провели подробное обследование Себежского уезда. В том же году силами краеведческого общества были раскопаны курганные группы у деревень Горбуны и Прасни. В 1920 - 1940 годах практически вся территория Печорского района входила в состав Эстонии. В этот период большой вклад в изучение археологических памятников внесли эстонские археологи Л. Зуров, М. Шмидехельм, О. Пармас, О. Саадре, Ш. Лиенау-Линно. В 20 - 30-е годы 20 века могильники близ Изборска раскапывались шведским археологом Б. Нерманом и финским археологом А. Тальгреном. В 1930-е годы в той части Псковской области, которая входила в состав Российской Федерации, возобновились археологические раскопки погребальных древностей, в том числе могильников культуры длинных курганов. Отчасти раскопки в Псковской области были связаны с началом в 1930 году планомерных работ в Пскове, которые возглавили К. К. Романов и Н. Н. Чернягин. В период Великой Отечественной войны (1941 -1945 годы) археологические исследования на территории Псковщины не проводились. После войны археологическая экспедиция ИИМК Академии наук СССР, возглавляемая С. А. Таракановой, продолжила раскопки в Псковском кремле, а также провела раскопки и разведки в различных частях территории области: на городищах в Изборске, Ворониче, Савкино и Велье, велись раскопки городищ и курганов в Псковском и Себежском районах.
Одновременно проводились масштабные разведки. Под руководством Ф. Д. Гуревич (Себежский отряд Славянской экспедиции ИИМК) в 1952 - 1953 годах обследовались археологические памятники в Себежском районе, в том числе городища раннего железного века (Жуки, Мидино, Осыно и другие) На городище Ульяновщина был выявлен один из центров древней металлургии.
В 1949 - 1957 годах Я. В. Станкевич, руководившая работой Западнодвинского отряда Славянской экспедиции ИИМК, собрала данные о памятниках железного века и средневековья. Она нашла «следы» неолитических культур и указала на перспективные места для поисков памятников эпохи неолита и бронзы. Ею были проведены раскопки крупных городищ раннего железного века: Исаковщина, Городок, Михайловское, Хмелеве, Ямище и других. На городищах у деревень Полибино и Жабино Великолукского района исследовательницей были выявлены признаки железоделательного производства. По результатам многолетних работ были составлены карты памятников разных эпох в междуречье Западной Двины и Ловати, впервые получена целостная картина заселения южных районов Псковской области.
Параллельно с Институтом истории материальной культуры археологические работы в Псковской области начал Государственный Эрмитаж. В 1953 году Г. П. Гроздилов заложил небольшой раскоп на древнейшем посаде Изборска, примыкающем к Труворову городищу, а также в крепости на Жеравьей горе и вскрыл несколько погребений на могильнике «Скудельня» и в Малах. В 1954 году по инициативе экспедиции Государственного Эрмитажа (руководитель экспедиции Г. П. Гроздилов) были возобновлены археологические раскопки в Пскове. С 1962 года работы экспедиции Государственного Эрмитажа возглавил В. Д. Белецкий. Помимо целенаправленных раскопок в Псковском кремле и Довмонтовом городе В. Д. Белецким выполнялись шурфы в Изборской крепости.
В 1970 - 1972 годах им же велись раскопки городища Савкина горка и проводилось обследование его окрестностей (Пушкиногорский район). Небольшим раскопкам подверглось городище Воронич.
В 50 - 60-х годах 20 века вклад в изучение археологии Псковской области внесли комплексные экспедиции, в частности Прибалтийская. Славянский отряд этой экспедиции (руководитель С. А. Тараканова) исследовал средневековые памятники в южных районах области, выполнил важные раскопочные работы на городищах Себежское и Язбово.
Неолитический отряд, руководимый в 1955 - 1956 годах Н. Н. Гуриной, произвёл обследование реки Великой и Побережья Псковского и Чудского озер. Помимо многочисленных памятников, относящихся в основном к неолиту, были отмечены средневековые поселения, расположенные по береговым террасам. Н. Н. Турина пришла к заключению, что центральная и северная часть Псковской области из-за неблагоприятных физико-географических условий в древности были пустынными, а поэтому неперспективными для дальнейшего изучения каменного века. Однако в конце 50-х годов 20 века на восточном берегу озера Белая Струга в Палкинском районе было выявлено несколько неолитических стоянок с частично сохранившимся культурным слоем, а некоторые кремневые орудия оказались сходны с мезолитическими.
В 1962 году в составе Псковской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа был создан неолитический отряд, который продолжил изучение памятников позднего палеолита-неолита в Ловатско-Двинском междуречье, в том числе и на юге Псковской области. В 1970 году неолитический отряд был реорганизован в Северо-Западную археологическую экспедицию Государственного Эрмитажа. На протяжении 70 - 90-х годов 20 века археологическому изучению подверглись памятники Куньинского, Усвятского, Невельского, Новосокольнического, Пустошкинского, Великолукского, Себежского районов, охватывающие период от верхнего палеолита до средневековья.
В результате работ Северо-Западной экспедиции в междуречье Западной Двины и Ловати было обнаружено и исследовано значительное количество палеолитических, мезолитических и неолитических поселений (Усвяты, Сертея, Дубокрай, Наумове и другие). Одним из наиболее выдающихся открытий стало обнаружение на Ястребских порогах реки Западная Двина древних палеолитических орудий (140 - 70 тысяч лет назад). Были изучены также памятники раннего железного века.
Впервые на территории Псковской области проводились исследования центров древней металлургии на городищах Чёрная Гора в Себежском районе и Анашкино в Куньинском районе. Работы Северо-Западной археологической экспедиции на разновременных памятниках, в том числе и средневековых (Т. И. Беспалова, С. И. Ельников, И. И. Еремеев, Г. Н. Зубкин, Б. С. Короткевич, Н. В. Лопатин, А. М. Микляев, В. И. Михайлов, Р. С. Минасян, М. И. Праслова, В. А. Семёнов, С. И. Янковский), позволили сделать вывод о непрерывном развитии материальной культуры Двинско-Ловатского междуречья с раннего неолита до культуры длинных курганов.
В Себежском районе в 1962 году Н. Л. Подвигина провела раскопки курганной группы у деревни Остенец, исследовав погребения 2-й половины 1 тысячелетия нашей эры и 11 - 13 веков. В том же районе на городище и селище у деревни Осыно в 1971 - 1972 годах П. Н. Третьяковым были сделаны открытия: впервые был изучен культурный слой одного из наиболее древних городищ Псковщины, относящийся к рубежу 2-1 тысячелетий до нашей эры. Комплексными научными экспедициями исследовались и средневековые памятники. В частности, экспедицией по изучению места Ледового побоища было выявлено множество не известных ранее археологических объектов на восточном берегу Чудского озера, а также находящихся в бассейнах рек Плюссы и Желчи. Большое научное значение имеют работы, проведённые в Псковской области в 1956 и 1958 годах отрядом по изучению крепостей Среднерусской археологической экспедиции, руководимой П. А. Раппопортом. Были обследованы почти все малые города Псковской земли, а также укреплённые поселения Новгородской земли, расположенные на территории Порховского и Дедовичского районов. В 1966 году обследование и небольшие раскопки в Великих Луках произвёл Л. В. Алексеев.
В 1975 - 1977 годах и 1981 году археологическая экспедиция Ленинградского отделения института археологии (ЛОИА) Академии наук (АН) СССР под руководством А. Н. Кирпичникова проводила раскопки в крепостях Острова, Велья, Гдова и Порхова. Были выявлены конструктивные особенности каменных псковских крепостей. Последующие архитектурно-археологические работы в псковских крепостях были связаны с проектами реставрации.
Такие работы, кроме Пскова, велись Ю. Б. Бирюковым в Порхове, Ю. Б. Бирюковым и Т. Ю. Закуриной в Изборске. Интерес археологов к памятникам 1 тысячелетия нашей эры, вызванный в том числе и проблемами, связанными с этногенезом славян, поиском их прародины, вызвал проведение полевых археологических работ в этом направлении. В 1966 - 1967 годах в южных районах Псковской области начал работу Кривичский отряд под руководством В. В. Седова, который продолжил исследования Славянской и Прибалтийской экспедиций. В 1968 - 1969 годах В. В. Седовым в рамках работы над темой происхождения и раннего расселения славян проводилось обследование курганных могильников в Себежском Поозерье, а также раскопки длинных курганов (Казиха, Грицково). Им же в 1970 году было проведено обследование наиболее крупных городищ 2 половины 1 тысячелетия на территории Псковской области и городищ раннего железного века: Стояки, Припеши, Фомино. Разведки памятников, а также раскопки курганов и жальников в Печорском, Псковском, Бежаницком районах вела И. К. Голунова (Лабутина).
С 1971 по 1992 год экспедиция Института археологии АН СССР под руководством В. В. Седова проводила раскопки Труворова городища 8-13 веков в Изборске. В результате этих раскопок перед исследователями впервые предстала полная картина возникновения и развития одного из древнейших городов Руси.
Выдающимся открытием стало обнаружение при раскопках каменной крепости, возведенной изборянами ещё в 11 веке и ставшей прототипом крепостных сооружений 14 века на Жеравьей горе. Проведённые в 1977 - 1980 годах и 1985 - 1987 годах раскопки крепости 14-17 веков в Изборске стали логическим продолжением работ на Труворовом городище и легли в основу исследования малых городов Псковской земли, выполненного А. Р. Артемьевым в 1985 - 1987 годах. Исследования Изборской экспедиции не сводились только к раскопкам самого Изборска. Уже в 70-е годы 20 века В. В. Седовым раскапывались курганы с каменными погребальными конструкциями в Малах и Конечках Печорского района. В том же районе А. Р. Артемьевым и Л. Е. Сергеевой исследовался жальничный могильник у деревни Новая. Л. Е. Сергеевой были проведены раскопки грунтового могильника у деревни Кеньдиши. За время работы экспедиции Л.Е. Сергеева и Б. Н. Харлашов подвергли сплошному археологическому обследованию территории Печорского и Палкинского районов. С. В. Белецким, Б. А. Раевым, В. П. Фроловым, Л. А. Смирновой проводились разведки в Пушкиногорском, Красногородском, Островском и Себежском районах, целью которых были как постановка на государственный учёт археологических памятников, так и тематические исследования. В 1970-е годы разведки в различных районах, связанные с выявлением памятников и составлением первичной учётной документации на памятники археологии, проводили С. В. Белецкий, Т. И. Беспалова, Л. А. Царькова, О. К. Волочкова, Н. В. Хвощинская, И. О. Колосова, К. Л. Дубова, Н. И. Мартинович, Н. Л. Сергеева. В Пушкиногорском, Новоржевском и Опочецком районах в 1973-1977 годах - М. Е. Васильев, в Пыталовском, Стругокрасненском и Плюсском - В. И. Жемчужин. Вместе с традиционными учётными задачами разрабатывались научные темы, связанные с изучением процесса расселения в регионе. В 1978 году Н. В. Хвощинской были подведены итоги более чем столетнего изучения древностей северного региона Псковской области. К. М. Плоткин проанализировал накопленные к 1978 году археологические материалы из округи Пскова, включая и собственные, том числе и о масштабных раскопах на городище Камно. С темой археологического изучения округи Пскова связаны разведки и раскопки В. А.Тюленева. После разведочных работ 1975 года в 1976 - 1977 годах им проводились раскопки курганов у деревни Ерусалимская на Выбутских порогах, обследовались некоторые городища на восточном побережье Псковского озера. В 1977 - 1986 годах исследование А. А. Александровым процесса расселения в юго-восточных районах Псковской области включило в себя обширный научный материал от раннего железного века до средневековья, в том числе полученный во время его разведок и раскопок. В Великолукском районе в 1973 - 1979 годах средневековые памятники обследовал М. X. Миролюбов, кроме того он произвел небольшие раскопки на посаде Великих Лук. В то же время экспедиция Ленинградского государственного университета под руководством В. М. Горюновой провела раскопки городища Городок на Ловати, материалы которого стали эталонными при изучении древностей 2-й половины 1 тысячелетия нашей эры в бассейне реки Ловать. После создания в 1983 году объединенной Псковской археологической экспедиции Института археологии АН СССР и Псковского государственного музея-заповедника (возглавил В. В. Седов), её сотрудники продолжили разведки в Опочецком (Н. Н. Фараджева), Островском и Палкинском (Б. Н. Харлашов) районах. В 1985 - 1987 годах археологическое обследование псковских пригородов Велья, Котельно, Коложе, Врева, Дубкова, Черницы, Опочки, Выбора, Кобылы, Владимирца, Красного и Вышгородка выполнялось А. Р. Артемьевым в рамках работы Псковской археологической экспедиции Института археологии АН СССР. Небольшие работы продолжались также и на изборском Труворовом городище, в процессе которых изучались конструкции оборонительного вала и въезда. Н. В. Лопатиным были осуществлены раскопки на могильнике и селище у деревни Лезги. Археологические исследования на территории области, которые вела Псковская археологическая экспедиция в 80 - 90-е годы 20 века, можно разделить по нескольким направлениям. Выявлялись новые археологические памятники, которые вместе с известными и вновь выявленными объектами становились на государственную охрану. Разведочные работы проводили Б. Н. Харлашов, Т. Е. Ершова, О. А. Андреев. В связи с разработкой проектов охранных зон в 1991 году Б. Н. Харлашовым был обследован культурный слой посадов Изборска, Острова, Порхова, слободы Печорского монастыря. Множество средневековых селищ в 1990 году было выявлено А. А. Александровым и Б. Н. Харлашовым в черте современного Пскова при определении границ распространения культурного слоя посада 15-17 веков.
Одновременно с широкомасштабными археологическими работами в Пскове проводились охранные раскопки памятников и на территории области: сопки у деревни Ванино в Палкинском районе (Б. Н. Харлашов), курганов в Выбутах в Псковском районе (Н. Н. Милютина, А. В. Яковлев), курганной группы у села Михайловского в Пушкинском заповеднике (С. В. Степанов). В ходе археологических раскопок и разведок разрабатывались конкретные научные темы. Б. Н. Харлашов в 1987 - 1990 годах провёл обследование поселений на местах средневековых псковских погостов: селища в Колбежицах и Выбутах.
Параллельно с Псковской экспедицией археологические работы в северных районах области вели экспедиции ЛОИА АН СССР (затем ИИМК РАН), Санкт-Петербургского филиала Российского института культуры и природного наследия (РИКПН) (Н. В. Хвощинская, С. Г. Попов, С. Л. Кузьмин). Обследовано большинство известных в настоящее время археологических памятников, а на некоторых из них проведены раскопки. При раскопках курганного могильника у деревни Залахтовье в Гдовском районе Н. В. Хвощинской были получены новые данные об этническом составе средневекового населения Причудья, изучен своеобразный погребальный обряд. С. Г. Поповым изучена значительная часть культурного слоя городища Стороженец, что позволило воссоздать историю одного из «городков» Псковской земли, не известных по письменным источникам. Обнаружены важные находки в нижних горизонтах отложений, относящихся к раннему железному веку, что фактически положило начало изучению этого пласта древностей в северном регионе Псковщины. Вклад в изучение археологических памятников в Стругокрасненском и Плюсском районах внесли работы С. Л. Кузьмина, Е. Р. Михайловой, В. Ю. Соболева и Б. Г. Лыча. С. Л. Кузьминым было выполнено комплексное обследование микрорайонов расселения вблизи среднековых погостов Которск и Щир. Проведённые раскопки погребальных памятников 2-й половины 1 тысячелетия нашей эры внесли много нового в понимание этнокультурной ситуации в регионе в этот период. В 1983 - 1988 годах обследованием средневековых памятников в южной части Псковской области, с целью составления учётной документации на них, занималась Ильменская экспедиция Института археологии АН СССР и Псковский отряд Кривичской экспедиции под руководством Г. Н. Пронина. В 80-е годы 20 века интересные архитектурно-археологические работы в области были проведены В. В. Седовым, изучавшим церковную архитектуру Псковской и Новгородской земель. Также были проведены архитектурно-археологические исследования в Порховской (Ю. Б. Бирюков) и Изборской (Ю. Б. Бирюков, Т. Ю. Закурина) крепостях. В результате археологических работ 19-20 веков территория современной Псковской области оказалась обследованной достаточно равномерно. В настоящее время известно около трёх тысяч археологических объектов, отражающих историю населения области от среднего палеолита до позднего средневековья. Наибольшая концентрация археологических памятников приходится на районы, сохранявшие реликтовые леса, на протяжении веков не подвергавшиеся интенсивному хозяйственному воздействию (Гдовский, Себежский, Великолукский, Стругокраненский, Плюсский и другие). На их территории находится большинство известных памятников первого тысячелетия нашей эры. В районах плотного земледельческого освоения (Псковский, Печорский, Палкинский, Островский, Пушкиногорский и другие) значительное число древних памятников составляют средневековые селища, выявленные на территориях современных деревень и урочищ, но ещё мало изученных. Особое место в археологии Псковской области занимает изучение культурного слоя Пскова. Один из первых научных раскопов, у Мстиславской башни, был выполнен в 1912 году. После разведочных раскопок в Псковском кремле в 30-е годы 20 века, которые проводили К. К. Романов и Н. Н. Чернягин, целенаправленное изучение культурного слоя началось только после Великой Отечественной войны. С 1945 по 1949 год на территории кремля и Довмонтова города раскопками занималась экспедиция ИИМК и Псковского музея под руководством С. А. Таракановой. С 1954 года в Пскове начала работы экспедиция Эрмитажа, руководимая вначале Г. П. Гроздиловым, а с 1962 года - В. Д. Белецким.
Исследования в 1954 - 1956 годах на территории старой части Среднего города показали, что культурный слой Пскова содержит комплекс находок и сооружений, близкий по научной значимости к новгородским. Это подтвердила и найденная в 1958 году первая берестяная грамота. В 1974 году Совет Министров РСФСР принял постановление о постановке культурного слоя Пскова на государственную охрану как памятника истории и культуры республиканского значения. После этого строительные и реставрационно-восстановительные работы в историческом центре города стали проводиться только после предварительных археологических изысканий. В организации раскопок древнего Пскова в 1970 - 1980-е годы приняли участие многие археологи ведущих научных учреждений страны, а также местные специалисты: А. А. Александров, С. В. Белецкий, В. А. Булкин, О. К. Волочкова, Т. Е. Ершова, Т. Ю. Закурина, В. И. Кильдюшевский, А. Н. Кирпичников, С. Э. Козлов, И. О. Колосова, И. К. Лабутина, А. В. Никитин, О. В. Овсянников, К. М. Плоткин, В. В. Седов, Т. В. Сергина, А. Ф. Урьева, Н. Н. Фараджева, Б. Н. Харлашов, Л. А. Царькова, С. С. Ширинский, Ю. Л. Щапова.
Основной задачей Псковской археологической экспедиции Института археологии АН СССР и Псковского государственного музея-заповедника было проведение опережающих охранных археологических исследований на новостройках в историческом центре Пскова. За время её работы в 80-е годы 20 века в археологическом отделе Псковского музея сформировался коллектив археологов, которые присоединились к работе по изучению археологического наследия Пскова: Э. В. Королёва, М. И. Кулакова (Новикова), Н. Н. Милютина (Малышева), А. В. Михайлов, Е. В. Салмина, С. В. Степанов, С. Е. Шуньгина, А. В. Яковлев, Е. А. Яковлева. Архитектурно-археологические раскопки проводил Ю. Б. Бирюков. К 2004 году было изучено более 10 гектаров культурного слоя Пскова, что позволило коренным образом изменить представление о средневековом городе. С. В. Белецкий пришел к выводу, что поселение на Псковском городище существовало уже в середине - 3-й четверти 1 тысячелетия до нашей эры. В течение 1-й половины 1 тысячелетия нашей эры несколько раз происходила смена населения, проживавшего на городище. Мнение о возникновении на городище славянского поселения в середине 1 тысячелетия нашей эры высказывали С. В. Белецкий, И. К. Лабутина, К. М. Плоткин, В. В. Седов. В культурном слое посада, толщина которого достигает 6,5 метра, исследована деревянная застройка Пскова (жилые и хозяйственные постройки, уличные мостовые, частоколы, дренажи и прочие древности), начавшая развиваться с 10 века. При археологических раскопках выяснилось, что в центральной части междуречья Великой и Псковы в 10 - 11 веках, между двумя языками посада, находился курганный некрополь и святилище. Уже в 11 веке появились крупные поселения на Завеличье и Запсковье, которым, как и в центральной части Пскова, соответствовали могильники. Археологические раскопки в Пскове позволили глубже изучить средневековые памятники архитектуры, которые ранее были известны только по письменным и иконографическим источникам. Главный из них - архитектурный ансамбль Довмонтова города. Экспедицией Государственного Эрмитажа были исследованы здесь остатки 17 памятников древнерусского каменного зодчества, в том числе с сохранившейся фресковой живописью. Открытием в 1976 году стало обнаружение основания крепостной стены 1309 года, выявление в 1991 году фундамента церкви Власия на Торгу, построенной в 1373 - 1374 годах. Археологические исследования на территории Псковской области продолжаются.

КомментироватьКартаПриложение

Топонимика деревень Псковской области

Топонимика деревень Псковской областиПроисхождение названий деревень по определённым признакам. В науке существуют несколько взглядов на топонимическую классификацию. В лексико-семантическом составе топонимики поселений Псковской области можно выделить несколько основных групп топонимов (в скобках указывается количество (цифрами) деревень с однотипным названием и название района). Топонимика деревень Псковской области отражает многообразную деятельность человека, его материальную и духовную культуру, социальный и этнический состав населения, естественно-географический характер местности и другие признаки.
Топонимы, отражающие этнический состав населения: Евреино (Гдовский), Ляхово (Великолукский), Карелы (Себежский, Пыталовский), Чухново (Печорский), Пруссы (Порховский), Прусеи (Стругокрасненский), Прусы (Новоржевский), Прусово (Стругокрасненский), Поляки (Псковский), Польки (Куньинский), Кривица (Бежаницкий), Кривицы (Куньинский, Невельский), Кривск (Печорский), Кривцы (Локнянский), Будник (Псковский), Русски (Псковский), Русский Бор (Печорский), Чухны (Пушкиногорский), Чухонские Заходцы, Чухонское Загорье (Псковский), Чудская Рудница, Чудские Заходы (Гдовский), Белорусский (Пыталовский), Цыгановы Нивы (Усвятский), Татарино (Красногородский), Татаркино (Пушкиногорский).
Топонимы, связанные с системой подсечного хозяйства: Сукино (Бежаницкий, Красногородский, Невельский), Дор (Дедовичский), Починки (Куньинский, Локнянский, Новосокольнический), Рубы (Опочецкий).
Топонимы с признаками сельскохозяйственной деятельности: Соха (Печорский), Сошня (Гдовский), Плуги (Палкинский), Пожни (Порховский), Пожнище (Псковский), Поля (Псковский), Полянка (Бежаницкий, Гдовский, Порховский), Поляны (Печорский, Порховский), Покосы (Пыталовский), Полосы (Островский), Луг (Бежаницкий, Гдовский, Палкинский (2), Плюсский, Порховский), Луга (Гдовский), Луги (Красногородский), Луги 1-е, 2-е (Печорский), Луговая (Дедовичский), Луговино (Усвятский), Луговицы (Куньинский, Палкинский), Луговки (Пушкиногорский), Луговое (Невельский), Луговское (Островский), Колки (Невельский), Мялово (Опочецкий), Нивы, Нивки, Нива (11), Косцы (Невельский), Межник (9), Косилово (Куньинский, Невельский, Опочецкий).
Топонимы, содержащие характер ремесла и подобные производственные признаки: Кожино (Бежаницкий (2), Куньинский, Островский (2)), Кожемяки (Невельский), Ковцы (Новоржевский), Кузнецы (Красногородский, Новосокольнический, Порховский, Пыталовский), Мотыгино (Себежский), Молокоедово (Невельский), Огурцы (Палкинский), Огородцы (Куньинский), Горожане (Новосокольнический), Лубенькино (Локнянский), Ладейники (Печорский), Шемякино (Порховский, Псковский), Шемяково (Псковский), Строитель (Стругокрасненский), Сыромятино (Печорский), Сыроквашино (Невельский, Печорский), Съезд (Дедовичский), Патищево (Островский), Толстуха (Себежский), Пастухово (Бежаницкий), Хлебаниха (Куньинский), Хозяиново (Порховский), Коромыслово (Бежаницкий, Островский), Дегтяри (Пушкиногорский), Дёгтево (Невельский), Плодопитомник (Островский), Плотниково (Пушкиногорский), Горончарово (Гдовский, Палкинский, Печорский), Горшки (Островский), Тележники (Островский, Пыталовский, Себежский), Телегино (Дедовичский), Телегина Гора (Дедовичский).
Топонимы по типу поселений, жилищ, хозяйственных построек: Погребище (Невельский, Плюсский), Погостище (Дедовичский, Новосокольнический), Городец (Куньинский), Городище (11, из них по два - в Великолукском и Бежаницком), Городок (Бежаницкий (5), Дедовичский (2), Порховский (2)), Городня (Дедовичский, Псковский), Городовик (Дедовичский), Старое Село (Дновский), Староселье (9, из них - три в Куньинском), Староселок (Дновский), Старый Двор (Невельский, Новоржевский), Красный Посёлок (Невельский, Себежский), Овинец (Дедовичский, Плюсский, Порховский), Овинищи (Пыталовский, Себежский), Овинки (Себежский), Овинка (Дновский), Овиново (Великолукский), Овинчище (Локнянский), Пристань (Себежский, Локнянский), Пригородная (Псковский), Пригородный (Дновский), Стодомово (Островский), Сторожинец (Гдовский), Сторожня (Новоржевский), Слобода (Бежаницкий, Гдовский, Печорский, Порховский (2), Псковский), Слободка (Локнянский, Новосокольнический), Коровье Село (Гдовский, Палкинский), Кордон (Куньинский), Конюшкино (Псковский), Дворец (Новосокольнический, Плюсский, Псковский), Дворище (Гдовский, Порховский, Себежский (2), Стругокрасненский), Дворцы (Бежаницкий, Псковский), Погостище (Дедовичский, Новосокольнический), Максим Погост (Пустошкинский), Магистральный (Великолукский), Городище (Бежаницкий), Маяк (Пустошкинский), Мелиораторов (Великолукский), Мельница (11), Мостки (Бежаницкий, Дедовичский, Печорский), Новое, Новые (более 30), Хлевище (Усвятский), Новоселье (14), Обруб (Псковский), Обод (Стругокрасненский), Овинец (Дедовичский, Плюсский, Порховский), Треугольник (Палкинский), Мыза (Красногородский (2), Пушкиногорский, Островский), Мызы (Псковский), Деревеньки (Опочецкий).
Топонимы по фамилиям, личным именам и прозвищам: Шилово (более 14, из них - три в Бежаницком районе), Шиши (Великолукский), Шуни (Себежский), Ягупы (Островский), Яшково (Красногородский, Палкинский, Пустошкинский, Пыталовский (2), Яшово (Бежаницкий), Суворово (Куньинский, Новосокольнический), Беломуты (Опочецкий), Балваны, Балаболы (Пыталовский), Татьянкино (Гдовский), Татищево (Островский), Объедково (Невельский), Червоеды (Невельский), Котово (Бежаницкий (8), Дедовичский, Куньинский, Новоржевский, Опочецкий, Псковский, Пустошкинский, Палкинский), Краснобаиха (Невельский), Купряшихино (Палкинский), Курьяниха (Куньинский), Кутузово (Псковский), Лабутино (Палкинский), Лашково (Бежаницкий, Невельский, Новосокольнический, Порховский, Пустошкинский), Леоново (Бежаницкий, Невельский, Опочецкий, Печорский, Псковский), Лжун (Новоржевский), Литвиново (Невельский, Опочецкий, Печорский, Себежский), Ломоносово (Пустошкинский), Лопатуха (Куньинский), Макарово, Макарино (более 10), Максимиха, Максимово (более 12), Мануилово (Порховский, Пушкиногорский), Марково (12), Мартиново (7), Марьино (11), Мацкевичи (Невельский), Мерзляки (Островский), Мироеды (Опочецкий), Богданово (5), Боброво (4), Комарово (Великолукский, Плюсский, Порховский, Псковский), Кононово (Локнянский, Новосокольнический, Палкинский), Костино (Себежский, Палкинский, Печорский, Пушкиногорский), Шепели (Усвятский), Михали, Михалкино (более 10), Мишково (8), Морозово (12), Некрасово (Палкинский), Столыпино (Порховский), Никитино (8), Никулино (11), Олисово (5), Похвальщина (Псковский).
В Псковской области более 75 процентов названий деревень носят традиционные русские имена, которые по издавна существующему представлению давались от имени первого жителя, освоившего и заселившего данную территорию. От вариантов имён образовывались и фамилии, запечатленные в названиях многих, из которых в большей степени встречаются производные от мужского имени, реже - от женского. В названиях встречается обилие вариантов одного и того же имени в ласкательных, уменьшительных, пренебрежительных и других формах, а также местных особенностей произношения. Например, более 90 вариаций названий деревень насчитывается от имени Дмитрий, не меньше вариаций образовано от имени Александр. Имя Григорий от особенностей местных произношений имеет более 10 основных вариантов: Гришутка, Гринько, Гритько, Гриха, Гриша, Гришак, Грихан, Гриня, Гришман, Гришун, а в целом насчитывается 52 названия деревень области, производные от имени Григорий, причём из 24 районов в пяти - названия, производные от имени Григорий, отсутствуют (Гдовском, Дновском, Стругокраснен-ском, Печорском, Усвятском), в четырёх - встречается по одному названию (Плюсском, Порховском, Дедовичском, Невельском), больше всего таких названий в Новосокольническом и Новоржевском районах - соответственно шесть и семь названий. Не меньше вариаций названий деревень образовано от имени Иван: Ивашка, Ваня, Ванятка, Ванька, Ванюха, Ивахи, а всего от имени Иван образованы названия 61 деревни. В названиях деревень Псковской области можно встретить более 140 мужских имён, а образованных из них вариаций - более 1160.
Топонимы, образованные от социальных терминов: Изгожье (Опочецкий), Бобыли, Бобылево (Островский, Пыталовский, Великолукский), Князи (Опочецкий), Князево (4) (Дедовичский, Псковский, Себежский), Дворяниново (Новосокольнический), Дворянкино (Палкинский), Сельцо Князево (Гдовский), Гергиевская Слобода (Великолукский), Ольхово-Барское (Островский).
Топонимы, отражающие существовавшие в прошлом повинности и условия материальной жизни крестьян: Богатовщина (Гдовский), Богаткинь (Бежаницкий), Лихолетье (Невельский), Долги (Красногородский), Голодуша (Гдовский), Голодница (Невельский), Голодушье (переименованы в годы Советской власти в Раздолье) (Псковский), Голодушье (переименованы в годы Советской власти в Смородовку (Бежаницкий)), Неёлово 1-е и Неёлово 2-е (Псковский), Тягуще (Дедовичский), Погиблово (Дедовичский, Порховский), Горькуново (Локнянский), Горькухино (Новоржевский), Горяйново (Островский), Дранцы (Пушкиногорский), Терпилово (Невельский), Вшивка (Куньинский).
Топонимы по терминам родства и родственным отношений: Батьково (Палкинский), Батино (Порховский), Старухино (Псковский), Пасынково (Новосокольнический), Девицы (Себежский), Девичье (Новосокольнический), Девкино (Новоржевский), Нянино (Великолукский), Мамашкино (Великолукский), Новодети (Дновский), Новожёны (Пыталовский), Дедино (Себежский).
Топонимы, отражающие культово-религиозные воззрения населения: Волосня (Себежский), Волосово (Гдовский, Плюсский, Псковский), Воскресенское (Гдовский, Псковский, Пушкиногорский), Лешани (Опочецкий), Лешевицы (Плюсский), Лешово (Пушкиногорский), Лешни, Лешно (Пустошкинский), Троица (Бежаницкий, Великолукский), Троицкая Гора (Псковский), Троицкие (Палкинский), Троицкое (Печорский), Троицкое Поддубье (Псковский), Успенское, Успенье (Бежаницкий), Чертовка (Пыталовский), Чёртово (Себежский), Чёртова Гора (Пушкиногорский), Паства (Бежаницкий), Двинь-Покровское (Куньинский), Новотроицкое (Куньинский), Попова Гора (Опочецкий, Псковский, Пушкиногорский), Поповка (Великолукский, Новоржевский, Пыталовский, Себежский), Попово (Островский (2)), Поповские Хутора (Палкинский), Поповщина (Дновский), Покровские (Островский), Покровское (Дедовичский, Красногородский, Опочецкий), Покровская Дача (Палкинский), Богово (Псковский, Пушкиногорский), Богородицкое (Пыталовский, Великолукский, Красногородский), Богомолово (Печорский), Богомолы (Пушкиногорский), Могильники (Красногородский), Молитвино (Псковский), Монастырево (Бежаницкий), Монастырёк (Псковский), Небоги (Палкинский), Нечистово (Опочецкий), Староверский Луг (Плюсский), Трибесо (Красногородский), Милолюб (Великолукский), Бесенята (Пыталовский), Чернобожье (Дновский).
Топонимы по естественным географическим признакам: Болотница (Бежаницкий), Болотки (Великолукский), Болотово (Великолукский, Опочецкий, Палкинский, Псковский), Болоты (Порховский), Озёра (Гдовский), Озерки (Гдовский, Локнянский), Озёрная (Пустошкинский), Озерово (Островский, Стругокрасненкий), Озерцы (Бежаницкий, Гдовский, Порховский), Река (Стругокрасненский), Речки (более 10, из них - по два в Бежаницком и Псковском), Вир (Плюсский, Порховский), Виры (Опочецкий). Названий деревень по формам рельефа, такие как Гора, Горушка, Гривы, Гривки, Сопки, насчитывается около ста пятидесяти, и они имеются в каждом районе.
Топонимы от древесных пород: Ольха (Псковский), Ольхи (Новоржевский, Островский, Псковский), Ольховец (Куньинский, Невельский, Себежский), Ольшаник (Себежский), Вяз (Новосокольнический), Вязка, Вязки (Псковский, Гдовский, Порховский, Плюсский), Кленовка (Куньинский), Клёновка (Великолукский), Еловка (Опочецкий), Ельняги (Островский), Ясень (Новоржевский), Ясеновец (Куньинский, Себежский), Черёмушница (Себежский), Рябиновка (Великолукский (2)). Названий, связанных с берёзой (Берёзка, Берёзовец, Берёзно, Берёзовка), насчитывается более пятидесяти. Широкое распространение имеют названия Дубки, Дубник, Дубня, Дубок, Дубяги, Дуброво, Дубровка и подобные им - в области около шестидесяти деревень с такими названиями.
Топонимы, которые связаны с названием:
- насекомых: Клопы (Пушкиногорский), Мошки (Гдовский, Островский, Порховский, Пустошкинский), Шершни (Себежский, Усвятский), Жуки (Островский, Себежский), Комары (Себежский), Мухи (Островский), Лысы Мухи (Палкинский), Тараканово (Островский, Пыталовский), Шитики (Пыталовский), Сверчиха (Псковский), Пикалиха (бабочка) (Псковский), Пикали 1-е (Опочецкий);
- рыб: Песьяк (пескарь) (Пушкиногорский);
- птиц: Птицы (Дедовичский), Ветеря (Гдовский), Тетереваха (Дновский), Глухари (Красногородский), Соловьи (Псковский), Снегири (Островский), Снегирёво (Псковский), Кулики (Бежаницкий), Дрозды (Пушкиногорский, Усвятский), Дроздцы (Себежский), Овсянки (Красногородский (2), Пустошкинский, Себежский), Синицы (Красногородский, Палкинский), Ястребы (Островский), Соколы (Невельский), Чирки (Новосокольнический), Коростели (Пушкиногорский, Новосокольнический (2)), Цыплята (Палкинский), Сойки (Дедовичский), Вороны (Палкинский), Тетёрки (Бежаницкий), Тетерьки (Невельский), Гуси (Великолукский), Зигоска, то есть кукушка, (Гдовский), Загоска (Порховский, Пушкиногорский), Загоскино (Бежаницкий), Жаворонки-Слепни (Пушкиногорский), Дупли (Новоржевский, Пушкиногорский), Орлы (Бежаницкий), Орёл (Гдовский, Пыталовский), Воробьи (Палкинский), Дятлы (Пушкиногорский), Малиновка (Пыталовский, Себежский (2), Бежаницкий, Красногородский, Островский), Плиговка (трясогузка) (Себежский), Плиговки (Невельский);
- животных: Векшино (белка) (Куньинский, Пыталовский), Векшено (Порховский), Зубры (Палкинский), Лисицы (Пушкиногорский), Барсуки (Локнянский, Невельский (2), Новоржевский, Опочецкий, Себежский (2)), Лоси (Красногородский, Палкинский, Пушкиногорский), Медведица (Опочецкий, Порховский), Мышка (Плюсский), Мышкино (Опочецкий, Порховский), Секачи (Опочецкий), Зайцы (Великолукский, Красногородский, Островский), Бараны (Красногородский), Бобры (Пушкиногорский (2), Печорский);
- грибов: Боровик (Псковский), Свинухи (Пушкиногорский), Валуй (Дновский);
- растений: Лопухи (Себежский), Мокрица (Красногородский, Островский), Мокрицы (Порховский), Васильки (Невельский (2), Пустошкинский), Ромашки (Пушкиногорский).
Топонимы деревень, которые отражают названия цветов:
- красный цвет (на старославянском слово «красный» - «красивый»): Красная горка (Локнянский, Бежаницкий, Печорский, Псковский, Порховский, Стругокрасненский, Куньинский, Островский), Красные Горки (Дедовичский, Локнянский), Красная Сопка, Красное Солнце, Красное Иваньково (Бежаницкий), Красный Луч (Бежаницкий район), Красно-Иваново, Красные Пруды, Красная Репка (Псковский район), Красный Бор, Красное Сосонье, Красная Лука (Порховский район); Красный Дубок (Стругокрасненский), Красная Вода, Красные Борки, Красный Пень (Себежский); Красная Вешняя (Куньинский); Красный Посёлок (Невельский), Красное (Дедовичский, Новосокольнический, Пустошкинский и Себежский). Деревня Черма (Гдовский) от древнеславянского «чермно», «чермный» - рыжий, красный, красноватый, болотный цвет воды;
- белый цвет: Белое (Невельский, Островский, Пустошкинский); Белые Ключи (Себежский); Белый Погреб (Пыталовский); Белая Гора (Печорский, Псковский); Белый Луг (Опочецкий);
- чёрный цвет: Чёрное (Локнянский, Великолукский); Чёрный Ручей (Псковский, Себежский); Чёрная Грязь (Себежский, Бежаницкий); Чёрная Речка (Себежский); Чёрный Луч (Великолукский); Чёрный Двор (Невельский); Чёрные Стайки (Невельский); Чёрное Захонье (Порховский). Есть также Черноярово (Новоржевский, Печорский); Чернолесье (Пыталовский); Черноручье (Псковский);
- другие цвета: Жёлтые Пески (Островский); Синие Ворота (Великолукский (2)); Синее Устье (Островский); Зелёные Луги (Невельский).
В топонимах деревень можно найти «части тела» и «состояние организма»: Зубы, Слёзы, Грудинино, Глазки, Голова, Шейкино, Бородёнки, Пузаны, Хвостиха, Пупково, Язвы, Грыжево, Синяково, Кривоносово, Желтуха, Зобы, Сухоруково, и тому подобные названия.

КомментироватьКартаПриложение

Бухарова (Казина) Зоя Дмитриевна

Бухарова (Казина) Зоя ДмитриевнаПоэтесса. Место рождения - Амстердам. Дочь дипломата Д. Н. Бухарова и певицы А. В. Бухаровой. Дед Б. - сослуживец М. Ю. Лермонтова. Детство провела за границей; в Иерусалиме была определена в пансион при католическом м-ре. После смерти отца (1889) приехала в СПб.. Училась в Павловском ин-те, не окончив который, поселилась в родовом имении Любенское Лужского у. С.-Петербургской губ. (с 1908 принадлежало Н. А. Римскому-Корсакову). С 1892 печатала стихи лирико-философского характера в ж. «Север», «Нева», «Всемирная иллюстрация». Выйдя замуж (1899), жила в имении Батино Порховского у. Пск. губ., а после развода (1902) переехала с двумя детьми в СПб. и занималась лит.-театральной работой. Была знакома с А. А. Блоком, приславшим ей экземпляр поэмы «Двенадцать». Поэзии Б. присуща христианская и церковная мистика.

Примечание: Дата смерти под сомнением.

КомментироватьКартаПриложение