Статистика:
  • текущий запрос: Черный барин
  • найдено результатов: 64
  • страниц с результатами: 7

Бассейн р. Шелони

Бассейн р. ШелониКак мы уже говорили, название Шелонь является славянским и принадлежит несомненно древнему кривичскому говору, позднейшим наследником и продолжателем которого явился псковский говор русского языка.
Точно так же подавляющее большинство названий рек и речек бассейна Шелони имеет отчетливо выраженный славянский характер, за редкими исключениями.
К таким исключениям принадлежат названия: Мшага (левый приток Шелопи в 14 км от впадения ее в оз. Ильмень), Колокша (правый приток в 35 км от устья Шелони), Судама или Судома (левый приток в 171 км от устья Шелони), Ильзна (левый приток, 176 км), которые следует считать неславянскими. Из них название Мшага, правда, можно было бы причислить к славянским именам, если бы этому не препятствовало то обстоятельство, что в древнейших источниках она зовется Пшага, и это, конечно, звучит не по-славянски; Мшага можно было бы производить от «мох», если бы не было указанной древней формы. Возможно, впрочем, думать, что здесь имеет место нечто подобное наблюдаемому в других случаях неразличению губных м и п, да и, кроме того, упоминания этой реки до XV столетия единичны, так что окончательно вопрос о языковой принадлежности этого названия решить нельзя.
Что касается названий Колокша, Судома и Ильзна, то это, безусловно, не славянские имена. Заметим, что название Судома носит и одна из наибольших возвышенностей Псковской обл., находящаяся возле р. Судомы (гора Судома). Остальные реки и речки бассейна Шелони имеют названия несомненно славянские: Ушница, Векша, Углинка, Волочек, Хотынка, Черная (несколько), Сосенка, Иловенка, Крапивенка, Крутой, Осиновец, Крапивна, Ситня, Островский (ручей), Клевец, Воробинка, Вязуха, Белая, Старик, Люта, Удоха, Опочка, Тресня и Трещенка с оз. Тресно, Уза, Любша, оз. Великое, Щученка, Гузномойка, Ясенька, Полонка, Черный (ручей), оз. Наволоцкое (от «наволок»), оз. Белое, Каменец, оз. Черное, Белка, Славянка, Дубянка, Липенка, Городянка, Тишенка, Пакостиха, Хмелевица, Крутец (ручей), Чернявка, Севера, Колотня, оз. Селезень (из которого Шелонь и вытекает) и пр..
Некоторые названия рек и ручьев (например, Черная и Черный) повторяются несколько раз. Но особенно много речек, озер и ручьев Черных не в бассейне Шелони, а среди притоков Мсты, самое название которой означает Черная, как мы уже видели, и в бассейне которой имеется большое число также Белых речек и ручьев.

КомментироватьКартаПриложение

Бассейн р. Ловати

Бассейн р. ЛоватиРека Ловать со своими притоками находится в верхней и среднем течении в пределах Псковской обл.; нижнее течение Ловати принадлежит Новгородской обл..
Большая часть речных и озерных названий этого бассейна является славянской по происхождению: Добрыня, Подборовка, Каменка, Снежа, Белка, Лютая, Осье, Цевля, Цевло, Горелица, Страдница, Плавница, Деревенец, Пылка, Пылец, Дубец, ручьи Черный (несколько) и Каменный, Ровное, Редья, Рдейское, Закорытна, Березовик, Сосновка, Блисна (в одной грамоте 1130 г. - Глистьна), Лебединец (упоминается в той же грамоте 1130 г.), Черное, Дубровка, Муравейная, Середняя, Глухое, Щебенка, Городня, Рогатка, ручей Гремячий, Раковка, Козловка, Стоженка, Крутовка, Рысевка, Песочная, Бобовня, Рыбуха, Вязня, Череха, Новижское, Луневка, Сушня, Долженка, Двойчатое, оз. Бологое (существует несколько озер с этим именем на территории Псковской и Новгородской областей), Олешня, Врево, Боровленка, Глубочица, Сеножать, Горелка, Лосевка, Чащенка, Солонка, Каменушка, Локня, Островисто, Смердель, Черновка (несколько), Прискуха (Прыскуха), Вербень, Рачица, Долгуша, Колотиловка, Сенница, Рудница, Княже, Сосно, Песчанка, Завесно и ряд других, имеющих прозрачно славянские (русские) названия. Среди них попадаются, однако, и такие, которые объяснить с помощью восточнославянских данных было бы затруднительно.
Мы уже говорили о том, что самое название Ловать не имеет точно определенного объяснения: оно может рассматриваться как славянское, как финно-угорское и с меньшей степенью вероятности как балтийское.
Из числа озер и притоков Ловати некоторые имеют названия несомненно прибалтийско-финского происхождения (Сережа и Сергачма, Насва, оз. Вейно, оз. Удрай и р. Удрая и некоторые другие). Точно так же в пределах бывшего Литовско-Русского государства - в самой южной части Псковской обл. (т. е. в пределах бывшей Витебской губ.), - в верховьях Ловати встречаются несомненные следы литовских названий, по-видимому, достаточно позднего происхождения. Одним из таких названий является оз. Камшо с речкой Комшей; здесь имеется старинная запруда, у которой ловятся сомы, а весьма похожа на истину, что название Камшо имеет прямое отношение к литое. kamsa ( «насыпь», «плотина», «запруда», «гать»).
Однако совершенно очевидно, что особенной древности это название не представляет, как и другие названия мелких объектов в верховьях Ловати, обнаруживающих следы литовского языка именно в связи с тем, что эти места входили в состав огромного по размерам Литовско-Русского государства, особенно расширившегося в XIV - XV вв..
Помимо прибалтийско-финских и балтийских (литовско-латышских) речных и озерных названий среди рек и озер бассейна Ловати встречаются такие, имена которых при явно русском оформлении и звучании остаются необъяснимыми, причем некоторые из них в своем роде уникальны. Таковы оз. Встеселово, несколько рек под одним и тем же именем Робья (Робья Воликосельская, Сырокопенская или Сорокапенская, Заробская, Боровская), Черпеска с погостом Черпеса и некоторые другие. Только в отдельных случаях удается по древним источникам проследить историю изменения некоторых подобных имен. Так, например, одно из озер, носящее теперь название Наговье, в писцовых книгах первой половины XVI в. называлось Говье, а теперешняя форма (Наговье) получилась из постоянных указаний в актах местности «на Говье» (нередко и «в Говье»), откуда в конце концов возникло усложненное название Наговье - с обычным в подобных случаях перенесением ударения на предлог, сделавшийся приставкой.

КомментироватьКартаПриложение

Черныш

ЧернышОдно из названий, под которым в области известен гриб чёрный груздь (см. Груздь чёрный).

КомментироватьКартаПриложение

Горшков Павел Михайлович

Горшков Павел Михайлович... Игумен Павел (в миру Павел Михайлович Горшков) родился 20 августа 1867 года в селе Дединово Зарайского уезда Рязанской губернии (по другим данным, о. Павел был уроженцем С.-Петербурга - Ред.). С семнадцатилетнего возраста отдал себя служению Церкви, пострижение в мантию принял в 1888 г. в Сергиевой пустыни под Петербургом, где в течение тридцати лет вел монашеский образ жизни4. Там же отец Павел начал свое иноческое послушание, на которое его благословил протоиерей Иоанн Кронштадтский, - молитвой, проповедью, ежедневными трудами утверждение в народе трезвого образа жизни... Но заботами о трезвости взрослых дело не ограничилось. Отец Павел, любивший детей, решил направить свои силы на воспитание в духе трезвости подрастающее поколение русских людей. Была устроена бесплатная школа [Сергиевская школа трезвости]... Обучалось и воспитывалось в школе трезвости до 300 детей в возрасте от 8 до 16 лет. По окончании курса учения дети пристраивались к ремеслу или отдавались в специальные учебные заведения. Были случаи, когда их определяли даже в гимназии... В 1910-х гг. о. Павлу нередко приходилось совершать богослужения помимо монастырских храмов пустыни в Стрельне, в Успенской кладбищенской церкви и в храме Константиновского дворца... Все последующие месяцы отец Павел служит при военном госпитале, помогая раненым и больным тифом не только молитвами и пастырским словом, но и служением в качестве санитара. Летом 1920 г., уже после расформирования Белой армии, он прибыл вместе с госпиталем в Печоры, а с осени этого же года стал насельником Псково-Печерской обители. С братией монастыря и его наместником, молодым иеромонахом Иоанном (Булиным) у отца Павла отношения складывались непростые - несмотря на внешне мягкий, спокойный характер, человеком он был принципиальным, и далеко не все порядки в обители ему были по душе. Через несколько месяцев ему пришлось уйти из монастыря... В 1921 г. по предложению эстонского правительства отцу Павлу была предложена должность инструктора трезвости среди русского населения с неплохим по тем временам жалованием - 500 марок в месяц. Правда, через год с небольшим эстонцы, недовольные агитацией о. Павла «в пользу монархии» и его молитвами о упокоении душ убиенных членов Царской Семьи, эту его должность финансировать прекратили, но в сознании русского населения Эстонии он многие годы так и оставался активным защитником трезвого образа жизни. Едва ли в те времена была хоть одна деревня в Причудье, Принаровье или в Печорском крае, где не было бы известно имя «трезвого батюшки»... Немало было сделано иеромонахом Павлом для оказания помощи русским эмигрантам и беженцам, особенно в самое трудное для них время - начало 1920-х годов... Среди обществ трезвости, созданных им в республике, наибольшую известность приобрело общество «Разумный досуг» в Юрьеве (Тарту), получившее официальный статус Русского просветительного общества в 1923 г.. Учредителями его были именитые профессора Тартуского университета И. Тютрюмов, В. Алексеев, приват-доцент С. Штейн. В правление общества, деятельность которого вызвала большой интерес также и у эстонской интеллигенции, входили и псковичи: сын русского писателя Мельникова-Печерского, профессор права А. П. Мельников, один из создателей б. Кадетской партии во Пскове, а также бывший городской голова Пскова и министр Северо-Западного правительства Ф. Г. Эйшинский, руководство обществом было возложено на отца Павла. Не прерывал своей общественной деятельности о. Павел и в 1930-е годы, будучи духовником в Пюхтицком женском монастыре (в 1924 г. назначен экономом, а с 1926 г. командирован служить духовником обители - Ред.), служа в приходах в Тапа (с 1932) и Муствеэ (Черный посад) (1933 - 1937)... В 1937 году отец Павел возвращается в Псково-Печерский монастырь, где занимает должность благочинного и помощника настоятеля, но трудов на мирском поприще не оставляет, живо интересуется памятниками старины... о. Павел всемерно поддерживал Русское студенческое христианское движение, очень популярное в довоенной Эстонии и особенно в Печерском крае... С началом войны, осенью 1941 г., монастырская братия избрала о. Павла, тогда еще иеромонаха, своим настоятелем. Несмотря на условия оккупационного режима и свой преклонный возраст, отец Павел старался не только поддерживать порядок в обители, но и выполнять свой христианский долг, помогая голодающим, обездоленным беженцам, военнопленным... Тяжелым ударом для престарелого настоятеля был вывоз оккупантами из ризницы монастыря древних ценностей, якобы подальше от бомбежек, в другой православный монастырь под Ригой, на самом же деле в Германию... умер он в июле 1950 года в сибирских лагерях и похоронен в безымянной общей могиле (осужденный по ст. 51 - 1а на 15 лет и высланный 31 мая 1946 г. в Братские лагеря игумен Павел скончался 6 июля 1950 г. в 16 ч. 00 мин. в Сибирских лагерях (в Баинском отделении Сиблага МВД СССР - близ Тайшета), в лагерной больнице «по причине декомпенсионного кардиосклероза» - из справки информационного центра Кемеровского УВД от 9.02.1999 г.)...

КомментироватьКартаПриложение