Статистика:
  • текущий запрос: Топонимика
  • найдено результатов: 4
  • страниц с результатами: 1

Топонимика деревень Псковской области

Топонимика деревень Псковской областиПроисхождение названий деревень по определённым признакам. В науке существуют несколько взглядов на топонимическую классификацию. В лексико-семантическом составе топонимики поселений Псковской области можно выделить несколько основных групп топонимов (в скобках указывается количество (цифрами) деревень с однотипным названием и название района). Топонимика деревень Псковской области отражает многообразную деятельность человека, его материальную и духовную культуру, социальный и этнический состав населения, естественно-географический характер местности и другие признаки.
Топонимы, отражающие этнический состав населения: Евреино (Гдовский), Ляхово (Великолукский), Карелы (Себежский, Пыталовский), Чухново (Печорский), Пруссы (Порховский), Прусеи (Стругокрасненский), Прусы (Новоржевский), Прусово (Стругокрасненский), Поляки (Псковский), Польки (Куньинский), Кривица (Бежаницкий), Кривицы (Куньинский, Невельский), Кривск (Печорский), Кривцы (Локнянский), Будник (Псковский), Русски (Псковский), Русский Бор (Печорский), Чухны (Пушкиногорский), Чухонские Заходцы, Чухонское Загорье (Псковский), Чудская Рудница, Чудские Заходы (Гдовский), Белорусский (Пыталовский), Цыгановы Нивы (Усвятский), Татарино (Красногородский), Татаркино (Пушкиногорский).
Топонимы, связанные с системой подсечного хозяйства: Сукино (Бежаницкий, Красногородский, Невельский), Дор (Дедовичский), Починки (Куньинский, Локнянский, Новосокольнический), Рубы (Опочецкий).
Топонимы с признаками сельскохозяйственной деятельности: Соха (Печорский), Сошня (Гдовский), Плуги (Палкинский), Пожни (Порховский), Пожнище (Псковский), Поля (Псковский), Полянка (Бежаницкий, Гдовский, Порховский), Поляны (Печорский, Порховский), Покосы (Пыталовский), Полосы (Островский), Луг (Бежаницкий, Гдовский, Палкинский (2), Плюсский, Порховский), Луга (Гдовский), Луги (Красногородский), Луги 1-е, 2-е (Печорский), Луговая (Дедовичский), Луговино (Усвятский), Луговицы (Куньинский, Палкинский), Луговки (Пушкиногорский), Луговое (Невельский), Луговское (Островский), Колки (Невельский), Мялово (Опочецкий), Нивы, Нивки, Нива (11), Косцы (Невельский), Межник (9), Косилово (Куньинский, Невельский, Опочецкий).
Топонимы, содержащие характер ремесла и подобные производственные признаки: Кожино (Бежаницкий (2), Куньинский, Островский (2)), Кожемяки (Невельский), Ковцы (Новоржевский), Кузнецы (Красногородский, Новосокольнический, Порховский, Пыталовский), Мотыгино (Себежский), Молокоедово (Невельский), Огурцы (Палкинский), Огородцы (Куньинский), Горожане (Новосокольнический), Лубенькино (Локнянский), Ладейники (Печорский), Шемякино (Порховский, Псковский), Шемяково (Псковский), Строитель (Стругокрасненский), Сыромятино (Печорский), Сыроквашино (Невельский, Печорский), Съезд (Дедовичский), Патищево (Островский), Толстуха (Себежский), Пастухово (Бежаницкий), Хлебаниха (Куньинский), Хозяиново (Порховский), Коромыслово (Бежаницкий, Островский), Дегтяри (Пушкиногорский), Дёгтево (Невельский), Плодопитомник (Островский), Плотниково (Пушкиногорский), Горончарово (Гдовский, Палкинский, Печорский), Горшки (Островский), Тележники (Островский, Пыталовский, Себежский), Телегино (Дедовичский), Телегина Гора (Дедовичский).
Топонимы по типу поселений, жилищ, хозяйственных построек: Погребище (Невельский, Плюсский), Погостище (Дедовичский, Новосокольнический), Городец (Куньинский), Городище (11, из них по два - в Великолукском и Бежаницком), Городок (Бежаницкий (5), Дедовичский (2), Порховский (2)), Городня (Дедовичский, Псковский), Городовик (Дедовичский), Старое Село (Дновский), Староселье (9, из них - три в Куньинском), Староселок (Дновский), Старый Двор (Невельский, Новоржевский), Красный Посёлок (Невельский, Себежский), Овинец (Дедовичский, Плюсский, Порховский), Овинищи (Пыталовский, Себежский), Овинки (Себежский), Овинка (Дновский), Овиново (Великолукский), Овинчище (Локнянский), Пристань (Себежский, Локнянский), Пригородная (Псковский), Пригородный (Дновский), Стодомово (Островский), Сторожинец (Гдовский), Сторожня (Новоржевский), Слобода (Бежаницкий, Гдовский, Печорский, Порховский (2), Псковский), Слободка (Локнянский, Новосокольнический), Коровье Село (Гдовский, Палкинский), Кордон (Куньинский), Конюшкино (Псковский), Дворец (Новосокольнический, Плюсский, Псковский), Дворище (Гдовский, Порховский, Себежский (2), Стругокрасненский), Дворцы (Бежаницкий, Псковский), Погостище (Дедовичский, Новосокольнический), Максим Погост (Пустошкинский), Магистральный (Великолукский), Городище (Бежаницкий), Маяк (Пустошкинский), Мелиораторов (Великолукский), Мельница (11), Мостки (Бежаницкий, Дедовичский, Печорский), Новое, Новые (более 30), Хлевище (Усвятский), Новоселье (14), Обруб (Псковский), Обод (Стругокрасненский), Овинец (Дедовичский, Плюсский, Порховский), Треугольник (Палкинский), Мыза (Красногородский (2), Пушкиногорский, Островский), Мызы (Псковский), Деревеньки (Опочецкий).
Топонимы по фамилиям, личным именам и прозвищам: Шилово (более 14, из них - три в Бежаницком районе), Шиши (Великолукский), Шуни (Себежский), Ягупы (Островский), Яшково (Красногородский, Палкинский, Пустошкинский, Пыталовский (2), Яшово (Бежаницкий), Суворово (Куньинский, Новосокольнический), Беломуты (Опочецкий), Балваны, Балаболы (Пыталовский), Татьянкино (Гдовский), Татищево (Островский), Объедково (Невельский), Червоеды (Невельский), Котово (Бежаницкий (8), Дедовичский, Куньинский, Новоржевский, Опочецкий, Псковский, Пустошкинский, Палкинский), Краснобаиха (Невельский), Купряшихино (Палкинский), Курьяниха (Куньинский), Кутузово (Псковский), Лабутино (Палкинский), Лашково (Бежаницкий, Невельский, Новосокольнический, Порховский, Пустошкинский), Леоново (Бежаницкий, Невельский, Опочецкий, Печорский, Псковский), Лжун (Новоржевский), Литвиново (Невельский, Опочецкий, Печорский, Себежский), Ломоносово (Пустошкинский), Лопатуха (Куньинский), Макарово, Макарино (более 10), Максимиха, Максимово (более 12), Мануилово (Порховский, Пушкиногорский), Марково (12), Мартиново (7), Марьино (11), Мацкевичи (Невельский), Мерзляки (Островский), Мироеды (Опочецкий), Богданово (5), Боброво (4), Комарово (Великолукский, Плюсский, Порховский, Псковский), Кононово (Локнянский, Новосокольнический, Палкинский), Костино (Себежский, Палкинский, Печорский, Пушкиногорский), Шепели (Усвятский), Михали, Михалкино (более 10), Мишково (8), Морозово (12), Некрасово (Палкинский), Столыпино (Порховский), Никитино (8), Никулино (11), Олисово (5), Похвальщина (Псковский).
В Псковской области более 75 процентов названий деревень носят традиционные русские имена, которые по издавна существующему представлению давались от имени первого жителя, освоившего и заселившего данную территорию. От вариантов имён образовывались и фамилии, запечатленные в названиях многих, из которых в большей степени встречаются производные от мужского имени, реже - от женского. В названиях встречается обилие вариантов одного и того же имени в ласкательных, уменьшительных, пренебрежительных и других формах, а также местных особенностей произношения. Например, более 90 вариаций названий деревень насчитывается от имени Дмитрий, не меньше вариаций образовано от имени Александр. Имя Григорий от особенностей местных произношений имеет более 10 основных вариантов: Гришутка, Гринько, Гритько, Гриха, Гриша, Гришак, Грихан, Гриня, Гришман, Гришун, а в целом насчитывается 52 названия деревень области, производные от имени Григорий, причём из 24 районов в пяти - названия, производные от имени Григорий, отсутствуют (Гдовском, Дновском, Стругокраснен-ском, Печорском, Усвятском), в четырёх - встречается по одному названию (Плюсском, Порховском, Дедовичском, Невельском), больше всего таких названий в Новосокольническом и Новоржевском районах - соответственно шесть и семь названий. Не меньше вариаций названий деревень образовано от имени Иван: Ивашка, Ваня, Ванятка, Ванька, Ванюха, Ивахи, а всего от имени Иван образованы названия 61 деревни. В названиях деревень Псковской области можно встретить более 140 мужских имён, а образованных из них вариаций - более 1160.
Топонимы, образованные от социальных терминов: Изгожье (Опочецкий), Бобыли, Бобылево (Островский, Пыталовский, Великолукский), Князи (Опочецкий), Князево (4) (Дедовичский, Псковский, Себежский), Дворяниново (Новосокольнический), Дворянкино (Палкинский), Сельцо Князево (Гдовский), Гергиевская Слобода (Великолукский), Ольхово-Барское (Островский).
Топонимы, отражающие существовавшие в прошлом повинности и условия материальной жизни крестьян: Богатовщина (Гдовский), Богаткинь (Бежаницкий), Лихолетье (Невельский), Долги (Красногородский), Голодуша (Гдовский), Голодница (Невельский), Голодушье (переименованы в годы Советской власти в Раздолье) (Псковский), Голодушье (переименованы в годы Советской власти в Смородовку (Бежаницкий)), Неёлово 1-е и Неёлово 2-е (Псковский), Тягуще (Дедовичский), Погиблово (Дедовичский, Порховский), Горькуново (Локнянский), Горькухино (Новоржевский), Горяйново (Островский), Дранцы (Пушкиногорский), Терпилово (Невельский), Вшивка (Куньинский).
Топонимы по терминам родства и родственным отношений: Батьково (Палкинский), Батино (Порховский), Старухино (Псковский), Пасынково (Новосокольнический), Девицы (Себежский), Девичье (Новосокольнический), Девкино (Новоржевский), Нянино (Великолукский), Мамашкино (Великолукский), Новодети (Дновский), Новожёны (Пыталовский), Дедино (Себежский).
Топонимы, отражающие культово-религиозные воззрения населения: Волосня (Себежский), Волосово (Гдовский, Плюсский, Псковский), Воскресенское (Гдовский, Псковский, Пушкиногорский), Лешани (Опочецкий), Лешевицы (Плюсский), Лешово (Пушкиногорский), Лешни, Лешно (Пустошкинский), Троица (Бежаницкий, Великолукский), Троицкая Гора (Псковский), Троицкие (Палкинский), Троицкое (Печорский), Троицкое Поддубье (Псковский), Успенское, Успенье (Бежаницкий), Чертовка (Пыталовский), Чёртово (Себежский), Чёртова Гора (Пушкиногорский), Паства (Бежаницкий), Двинь-Покровское (Куньинский), Новотроицкое (Куньинский), Попова Гора (Опочецкий, Псковский, Пушкиногорский), Поповка (Великолукский, Новоржевский, Пыталовский, Себежский), Попово (Островский (2)), Поповские Хутора (Палкинский), Поповщина (Дновский), Покровские (Островский), Покровское (Дедовичский, Красногородский, Опочецкий), Покровская Дача (Палкинский), Богово (Псковский, Пушкиногорский), Богородицкое (Пыталовский, Великолукский, Красногородский), Богомолово (Печорский), Богомолы (Пушкиногорский), Могильники (Красногородский), Молитвино (Псковский), Монастырево (Бежаницкий), Монастырёк (Псковский), Небоги (Палкинский), Нечистово (Опочецкий), Староверский Луг (Плюсский), Трибесо (Красногородский), Милолюб (Великолукский), Бесенята (Пыталовский), Чернобожье (Дновский).
Топонимы по естественным географическим признакам: Болотница (Бежаницкий), Болотки (Великолукский), Болотово (Великолукский, Опочецкий, Палкинский, Псковский), Болоты (Порховский), Озёра (Гдовский), Озерки (Гдовский, Локнянский), Озёрная (Пустошкинский), Озерово (Островский, Стругокрасненкий), Озерцы (Бежаницкий, Гдовский, Порховский), Река (Стругокрасненский), Речки (более 10, из них - по два в Бежаницком и Псковском), Вир (Плюсский, Порховский), Виры (Опочецкий). Названий деревень по формам рельефа, такие как Гора, Горушка, Гривы, Гривки, Сопки, насчитывается около ста пятидесяти, и они имеются в каждом районе.
Топонимы от древесных пород: Ольха (Псковский), Ольхи (Новоржевский, Островский, Псковский), Ольховец (Куньинский, Невельский, Себежский), Ольшаник (Себежский), Вяз (Новосокольнический), Вязка, Вязки (Псковский, Гдовский, Порховский, Плюсский), Кленовка (Куньинский), Клёновка (Великолукский), Еловка (Опочецкий), Ельняги (Островский), Ясень (Новоржевский), Ясеновец (Куньинский, Себежский), Черёмушница (Себежский), Рябиновка (Великолукский (2)). Названий, связанных с берёзой (Берёзка, Берёзовец, Берёзно, Берёзовка), насчитывается более пятидесяти. Широкое распространение имеют названия Дубки, Дубник, Дубня, Дубок, Дубяги, Дуброво, Дубровка и подобные им - в области около шестидесяти деревень с такими названиями.
Топонимы, которые связаны с названием:
- насекомых: Клопы (Пушкиногорский), Мошки (Гдовский, Островский, Порховский, Пустошкинский), Шершни (Себежский, Усвятский), Жуки (Островский, Себежский), Комары (Себежский), Мухи (Островский), Лысы Мухи (Палкинский), Тараканово (Островский, Пыталовский), Шитики (Пыталовский), Сверчиха (Псковский), Пикалиха (бабочка) (Псковский), Пикали 1-е (Опочецкий);
- рыб: Песьяк (пескарь) (Пушкиногорский);
- птиц: Птицы (Дедовичский), Ветеря (Гдовский), Тетереваха (Дновский), Глухари (Красногородский), Соловьи (Псковский), Снегири (Островский), Снегирёво (Псковский), Кулики (Бежаницкий), Дрозды (Пушкиногорский, Усвятский), Дроздцы (Себежский), Овсянки (Красногородский (2), Пустошкинский, Себежский), Синицы (Красногородский, Палкинский), Ястребы (Островский), Соколы (Невельский), Чирки (Новосокольнический), Коростели (Пушкиногорский, Новосокольнический (2)), Цыплята (Палкинский), Сойки (Дедовичский), Вороны (Палкинский), Тетёрки (Бежаницкий), Тетерьки (Невельский), Гуси (Великолукский), Зигоска, то есть кукушка, (Гдовский), Загоска (Порховский, Пушкиногорский), Загоскино (Бежаницкий), Жаворонки-Слепни (Пушкиногорский), Дупли (Новоржевский, Пушкиногорский), Орлы (Бежаницкий), Орёл (Гдовский, Пыталовский), Воробьи (Палкинский), Дятлы (Пушкиногорский), Малиновка (Пыталовский, Себежский (2), Бежаницкий, Красногородский, Островский), Плиговка (трясогузка) (Себежский), Плиговки (Невельский);
- животных: Векшино (белка) (Куньинский, Пыталовский), Векшено (Порховский), Зубры (Палкинский), Лисицы (Пушкиногорский), Барсуки (Локнянский, Невельский (2), Новоржевский, Опочецкий, Себежский (2)), Лоси (Красногородский, Палкинский, Пушкиногорский), Медведица (Опочецкий, Порховский), Мышка (Плюсский), Мышкино (Опочецкий, Порховский), Секачи (Опочецкий), Зайцы (Великолукский, Красногородский, Островский), Бараны (Красногородский), Бобры (Пушкиногорский (2), Печорский);
- грибов: Боровик (Псковский), Свинухи (Пушкиногорский), Валуй (Дновский);
- растений: Лопухи (Себежский), Мокрица (Красногородский, Островский), Мокрицы (Порховский), Васильки (Невельский (2), Пустошкинский), Ромашки (Пушкиногорский).
Топонимы деревень, которые отражают названия цветов:
- красный цвет (на старославянском слово «красный» - «красивый»): Красная горка (Локнянский, Бежаницкий, Печорский, Псковский, Порховский, Стругокрасненский, Куньинский, Островский), Красные Горки (Дедовичский, Локнянский), Красная Сопка, Красное Солнце, Красное Иваньково (Бежаницкий), Красный Луч (Бежаницкий район), Красно-Иваново, Красные Пруды, Красная Репка (Псковский район), Красный Бор, Красное Сосонье, Красная Лука (Порховский район); Красный Дубок (Стругокрасненский), Красная Вода, Красные Борки, Красный Пень (Себежский); Красная Вешняя (Куньинский); Красный Посёлок (Невельский), Красное (Дедовичский, Новосокольнический, Пустошкинский и Себежский). Деревня Черма (Гдовский) от древнеславянского «чермно», «чермный» - рыжий, красный, красноватый, болотный цвет воды;
- белый цвет: Белое (Невельский, Островский, Пустошкинский); Белые Ключи (Себежский); Белый Погреб (Пыталовский); Белая Гора (Печорский, Псковский); Белый Луг (Опочецкий);
- чёрный цвет: Чёрное (Локнянский, Великолукский); Чёрный Ручей (Псковский, Себежский); Чёрная Грязь (Себежский, Бежаницкий); Чёрная Речка (Себежский); Чёрный Луч (Великолукский); Чёрный Двор (Невельский); Чёрные Стайки (Невельский); Чёрное Захонье (Порховский). Есть также Черноярово (Новоржевский, Печорский); Чернолесье (Пыталовский); Черноручье (Псковский);
- другие цвета: Жёлтые Пески (Островский); Синие Ворота (Великолукский (2)); Синее Устье (Островский); Зелёные Луги (Невельский).
В топонимах деревень можно найти «части тела» и «состояние организма»: Зубы, Слёзы, Грудинино, Глазки, Голова, Шейкино, Бородёнки, Пузаны, Хвостиха, Пупково, Язвы, Грыжево, Синяково, Кривоносово, Желтуха, Зобы, Сухоруково, и тому подобные названия.

КомментироватьКартаПриложение

Топонимика

Топонимика(от др. греч. «топос» - место, местность и «онома» - имя) - наука, которая занимается выяснением происхождения и развития географических названий. Интерес к происхождению географических названий возник очень давно. В «Книге Большому чертежу» и «Чертежной книге» С. Ремизова содержатся важнейшие топографические данные. В трудах М. В. Ломоносова, В. Н. Татищева, Г. Ф. Миллера и др. уже есть попытки аналитической трактовки топонимов. Важный вклад в Т. внесли А. X. Востоков, М. А. Кастерен, В. И. Даль. Основы сибирско-тюркской и монгольской топонимики заложил известный рус. археолог В. В. Радлов. Видный историк того времени Н. И. Надеждин считал, что изучение истории должно начинаться с географической карты. Он писал: «Топонимика - это язык Земли, а Земля есть книга, где история человеческая записывается в географической номенклатуре». Рус. филолог Я. К. Грот считал, что «топографическое имя никогда не бывает случайным и лишенным всякого значения. В нем по большей час и выражается или какой-нибудь признак самого урочища, или характерная черта местности, или намек на происхождение предмета, или, наконец, какое-нибудь обстоятельство, более или менее любопытное для ума и воображения».
Терминология Т.:
Антропоним - имя, фамилия, прозвище людей.
Антропотопонимы - это названия, основу которых составляют имена (Ивановка, Вашингтон и т. п.).
Ареал в Т. - область распространения тех или иных топонимических фактов, повторяющихся моделей, однотипных географических терминов и т. д.. Напр., ареал названий с окончанием на -ичи (Барановичи, Сухиничи).
Гидроним - собственное название реки, озера, ручья, болота, источника, колодца. Иногда различают пелагонимы - названия морей, лимнонимы - названия озер, потамонимы - рек, гелонимы - болот.
Детопонимизация - превращение собственного географического названия в нарицательное (город Бостон, ткань бостон, государство Панама и шляпа панама, город во Франции Тюль и ткань для занавесок - тюль и т. д.).
Изоглосса - линия на географической карте, показывающая границы распространения отдельного языкового явления в разных его местных вариантах.
Калька - переводная копия названия, меняющая форму названия, но не его содержание и сохраняющая его этимологию (Белгород - турецкое Аккерман; Семиречье - киргизское и казахское Джетысу; Пятигорск - тюркское Бештау и т. д.).
Метафорические названия - образные, иносказательные (скала Чертов палец, ущелье Железные ворота). Для метафорических местных терминов иносказательно используют названия частей тела человека и животных, посуды, строительных деталей и т. д...
Микротопонимия - совокупность местных географических названий для небольших объектов, известных только местным жителям.
Народная этимология - объяснение по внешнему созвучию, по случайному фонетическому сходству, что приводит к переосмыслению названия. Напр., от названия речки Сарысу (тюрк. «Желтая вода») произошло название реки Царица и название города Царицын.
Ороним - собственное название гор, холмов, гряд, межгорных котловин, ущелий и других орографических объектов.
Первичный топоним - исходное, наиболее древнее географическое название, от которого со временем происходят идентичные, но уже вторичные названия других объектов. Имя реки Москвы дало вторичные названия городу Москве, Московской области и т. п..
Посессионные названия - возникли из фамилий феодалов, помещиков, чиновников: Голицыно или Шереметево под Москвой.
Спелеоним - собственное название пещер.
Топоним - всякое собственное географическое название.
Топонимический спектр образуется географическими названиями определенной территории, по своему происхождению относящимися к разным языкам. Напр., на Урале такой спектр состоит из финно-угорских, самодийских, тюркских, славянских и иранских элементов. В топонимическом спектре гидронимов Молдовы 59% славянских названий, молдавских - 20%, венгерских - 16%, тюркских - 5%.
Хороним - название больших областей, стран, обширных пространств.
Этимология географических названий - их происхождение, выяснение содержания и отношений с подобными (например, рус. Новгород, ит. Неаполь, финикийский Карфаген, англ. Ньюкасл, таджикский Дженги-Шаар означают «Новый город»).

КомментироватьКартаПриложение

Топонимика района Жижицких озер

Топонимика района Жижицких озерВ качество одного из образцов топонимического обследования ограниченной части территории Озерного края рассмотрим географические названия небольшого участка Куньинского р-на Псковской обл., прилегающего к так называемым Жижицким озерам. Здесь находятся весьма значительные озера: Жижицкое (Жизцо) и Двиньё, или Двинское, с Велинским, а также целый ряд менее значительных - Кодосно, Эдрица, Жихто, Девято - и много малых озер. Все они принадлежат к бассейну Западной Двины, как и протекающие тут речки Кодосница (вытекает из оз. Кодосно и впадает в оз. Жизцо), Весеча (впадает в то же озеро), Жизца (вытекает из оз. Жихто и впадает слева в Западную Двину почти рядом с другой рекой - Торопой). Станция Жижица, в окрестностях которой расположена описываемая местность, стоит на железной дороге Москва - Великие Луки (426 км от Москвы, 52 км от Великих Лук). Еще на карте прошлого века эта станция носила название Жижца, только впоследствии на основе народной этимологии превратившись в Жижицу.
Что касается населенных пунктов, то за истекшее столетие со времени составления карты 1867 г. здесь произошло много перемен по вполне очевидным причинам: расселение по хуторам (отрубам), происходившее в течение нескольких десятилетий, а затем коллективизация, сопровождавшаяся позже укрупнением хозяйств, что привело к некоторому сокращению числа названии населенных пунктов. Нам пришлось наблюдать эти процессы более полувека, а более старые явления устанавливать на основе рассказов представителей старшего поколения, среди которых было несколько лиц в возрасте свыше ста лет. В еще более отдаленные времена можно проникнуть с помощью письменных источников, которых оказалось достаточно для того, чтобы дойти, по крайней мере в отношении отдельных наименований, даже до середины XII в..
Прежде всего скажем несколько слов о том, какие перемены в названиях населенных мест произошли в дореволюционное время, т. е. примерно с 1860-х годов по 1917 г.. Перемены эти коснулись главным образом мелких объектов, т. е. хуторов, то возникавших на новых местах, то передвигавшихся в другие (где-нибудь неподалеку), часто под иным названием. Объясняется это передвижение системой здешнего крестьянского хозяйства, так называемой лядинной (или подсечной), так как леса тут были обширные; обрабатывать землю такого рода приемами представлялось наиболее выгодным, но это требовало неизбежных перемещений. Поэтому, например, в середине XIX в. на правом берегу упомянутой речки Кодосницы стоял хутор Васильки, а спустя несколько лет он переместился на левую сторону этой же речки, получив название Комарово. Примерно в то же время на правом берегу этой же речки возник хутор Барабаново, на карте 1867 г. отсутствующий.
Хутора Барабаново теперь нет; однако название это не изгладилось из памяти населения, называющего место, где стоял хутор, именем Барабаниха. Деревня, носившая на карте 1867 г. имя Засеновка, сохранилась, но местные жители называют ее теперь Засеново или Засенова.
На карте у оз. Кодосно расположена дер. Мамонова, но не указана рядом находившаяся Бурая деревня (название состоит из двух слов). Теперь Мамонова исчезла полностью, тогда как Бурая деревня продолжает выделяться местным населением в особую единицу, несмотря на то что она уже сливается с поселком при станции Жижица, выросшим после коллективизации.
Сохранились на оз. Кодосно также деревни Савина, Домнина и Ляохина (на карте 1867 г. Левохина), причем, хотя Домнина в настоящее время влилась в дер. Савину, все же память об отдельном Домнине сохранилась. Помещенное картой прошлого века на восточном берегу оз. Кодосно с. Высокое давно носит иное название: Хмелево село, причем слово «село» обычно не опускается.
Сельцо Юшково, указанное па той же карте, давно исчезло (до революции), но на протекающей здесь небольшой речке сохранились следы лет 50 тому назад еще работавшей мельницы; речку называют Юшковской речкой или Борисихой.
Таким образом, мы видим довольно значительные перемены в названиях населенных мест у оз. Кодосно, происшедшие за сто лет.
На побережье оз. Жизцо, чаще всего называемого теперь Жижицким - по имени железнодорожной станции (вторичное явление), можно отметить следующие перемены по сравнению с используемой картой: исчезла дер. Татырина (с 30-х годов); с. Михайловское сохранило свое прежнее название, но чаще всего называется именем Сельцо; дер. Островки превратилась в Остров; дер. Анашкина нередко называется теперь Парны, не потеряв и прежнего наименования; с. Петровское не существует ныне. Остальные названия сохранили прежнее звучание: с. Наумово (Коровино) - бывшее имение знаменитых мореплавателей Чириковых, Пошивкин (бывш. погост), Карева (бывш. деревня Мусоргских, где родился знаменитый композитор М. П. Мусоргский; на карте ошибочно: Корева), Белавина (на карте ошибочно: Белявина), Залучье, Горки (слились под именем Залучья), Жизцы, или Жижиц (бывш. погост, стоявший на месте древнего русского города Жизца, известного, как увидим, с середины XII в.), Ластовка, с. Каськово, Вздрычок, Узмень, Подозерье (бывш. Сельцо), Спицына, Нежельская (или Нежельское - известно с XVI в.), Байкова, Равонь (Ровонь), Остров, Михайловское (Сельцо).
Таким образом, многие названия населенных пунктов обнаруживают большую устойчивость, иные даже в течение ряда столетий, с чем мы ознакомимся подробнее далее. Что касается природных объектов, то их следует описать отдельно.
Оз. Кодосно - сравнительно небольшое (около 5 км длины) - имеет острова: Владычин (особая тоня), Соколы, Иржавец, Попрядыха, Михалков, Осье; полуострова: Колтырин рог, Городищенский рог, Свинух (последний отмечен на карте 1867 г.); тони и плесы: Болваниха (или Болвановка), Тупница (Тучница), Лапонь, тоня Сопки, Ореховица, Барабановский берег, Тумановский берег, или Савинский (Савинская речка).
Жижицкое озеро (Жизцо) имеет острова: Кошучий, Звериный, Ловчий, Липка, Хотенка, Хвойня, Клишивицы, Чалповка, Березки (два), Осинки (два), Дубый (два), Юхтин, Городище Б. и М., Волынь, Коза, Козел, Вороний, Долгий, Седеный, Телятник, Лукий, Серебряный (Серебряник), Кромешный (на карте: Окромешный), Святой, Навцы, Подпах, Ухо и ряд других, менее крупных; луки: Куровня, Ивановна, Парпа, Грибаха, Ластовка и др.; мели («уссухи»): Особье (Особие на карте) и др.; мысы: Ясов рог, Шишов рог, Лукий рог (два), Очкасовский, Долгинский (два), Весецкой, Пошивинский, Каревский, рог Замой, рог Коза, рог Волынь; плесы: Узменское, Равонское и др..
Только некоторые из этих объектов попали на карту 1867 г., причем многие названия, как указано в примечании, сильно искажены. Дальше к югу через узкий и короткий проток (Узмень, на котором стоит одноименная деревня) попадаем в оз. Жихто, или Жыхто (на карте: Жекто), на котором отметим весьма древнее селение Устьяны, стоящее при истоке р. Жизцы из оз. Жихто. Далее на Жизце следует довольно значительное селение Ямище, а ниже него - погост Прилуки с Горожней (Горожня). Жизца (на карте: Жижца), как уже указывалось, впадает в Западную Двину {длина Жизцы 32 км).
На оз. Двиньё отметим дер. Кретивлю, погост Двин-Покровское, острова Жерелок, Березовец, речку Двинку, вытекающую из продолжения Двинья - оз. Велинского и впадающую в Западную Двину (на ней Селище, бывшее сельцо). Укажем только наличие многочисленных памятников древности на всем пути от оз. Кодосно до Западной Двины: много сопок - частью уже попорченных или совершенно распаханных, частью в превосходной сохранности; целый ряд мест с наименованием Городец, Городищенский рог на Кодосне, Городец у Анашкина (Парны), у Залучья (следы древнерусского города Жизца - на месте, где до 1941 г. стоял погост Жижиц), Городище у истока р. Жизцы из оз. Жихто и др..
От еще более отдаленной древности здесь сохранилось много неолитических стоянок - по оз. Кодосно, речке Кодоснице, Жижицкому озеру, р. Жизце. Таков фактический топонимический и археологический материал, относящийся к данной местности. Обратимся теперь к древнейшим источникам, говорящим об этих местах.
Первым по времени таким источником является «Уставная грамота Смоленской епископии» князя Ростислава - Михаила Мстиславича (внука Владимира Мономаха) и епископа Мануила, составленная в 1150 г..
Грамота определяла десятину (десятую часть) от доходов князя в пользу смоленского епископа (эти земля в XII в. входили в состав Смоленского княжества). Вместе с Торопцем, платившим князю огромную по тому времени сумму в 400 гривен, указан также и г. Жижець, или Жизець {«из Жизця», «в Жижци»), который выплачивал 130 гривен, т. е. тоже весьма значительную дань. Заметим попутно, что указанные в грамоте формы названия этого города в точности сохранялись в речи местных жителей еще полвека назад в применении к существовавшему тогда погосту Жизцу (нами зафиксированы общеупотребительные в то время формы: в Жизци (у Жизци), Жизця, иногда Жижчя.
Таким образом, древняя традиция оказалась весьма устойчивой. В дальнейшем судьба г. Жизца сложилась следующим образом: в конце XII - начало XIII столетия он вошел в состав Торопецкого княжения, обособившегося от Смоленского {одним из торопецких князей был знаменитый Мстислав Удалой, являвшийся одновременно и князем Новгорода Великого).
В 1245 г. Новгородская I летопись упоминает г. Зижьчь (Жизичь в одном из списков) в связи с победой Александра Невского над литовскими княжичами, совершившими набег на Торжок и Бежицы и отступавших на Торопец и Жижиць (Александр: «...би я под Зижьчем»}. Жижиць после этого недолго оставался в составе Руси, как и город Торопец: «Список городов», памятник сложный, восходящий по крайней мере частью к XIV в., указывает оба эти города в числе литовских. Таким образом, Жижиць оказался под властью Литвы до рубвжа XV - XVI вв..
Судьбу Жизца в то время можно отчасти проследить по актам Литовской метрики. Так, например, в 70 - 80-е годы XV в. «волостку Жижец» держат витебские бояре, которые имели с Жизцем, как и с Торопцем, прямое водное сообщение (по Западной Двине и ее притокам). Примерно в 1500 г. Жизец вместе с Торопцем снова воссоединяется с Русью. Духовное завещание Ивана Грозного (1572 г.) упоминает «город Торопец, и волости Торопецкие, Данково, Любуту, Дубню, Рожну, Туру, Бибиреву, Старцову, Нежельскую, Озерскую, Плавицкую, Жижецкую, Казариновскую».
Заметим, что все указанные здесь населенные пункты сохранили свои имена и ныне. Мало того, в XX в. большинство этих древних волостей представляли волости и в административном делении предреволюционных лет. Последний раз Жижиц (Зижча) как город обозначен на известной карте царевича Федора Борисовича Годунова, изданной в начале XVII в. за границей Гесселем Герритсом, но составленной еще до начала Смуты. По-видимому, он перестал существовать как город как раз в это время, так как здесь действовали литовско-польские отряды Сапеги, от которых отбился Торопец, но, видимо, не устоял Жижиц. После этого здесь остался лишь погост Жижиць (Жизець) с деревянной церковью древней постройки. Впоследствии, уже в начале XX в., на узком и длинном Жижицком роге кроме церкви было всего два дома церковного причта и один дом рыбака.
Превосходно сохранившееся городище (Горка, или просто Бугор) содержит много вещей, как показал пробный шурф, взятый экспедицией Ленинградского отделения Института археологии в 1950 г.. О г. Жизце на месте существует только одно предание: « ... город шел мелким строением от Жизца до Полибина», т. е. на довольно значительное расстояние. Впрочем, трудно сказать, насколько это предание отражает древнюю действительность. Очень возможно, что это просто позднейшее соображение, вытекающее из распространения ряда названий Городище и Городец от Жижицкого погоста до дер. Полибино.
Значительно более интересным пережитком древнего «городского» состояния Жизца являются наблюдавшиеся еще до 1930-х годов оживленные местные ярмарки (особенно в Ильин день - 2 августа и в крещенье - 19 января). Ни одно из других окрестных населенных мест не имело подобных многолюдных и известных ярмарок, что показывает исключительное значение именно Жизца в далеком прошлом. Таковы вкратце сведения по истории Жизца - первоначально города, затем погоста. В настоящее время сохранилось лишь городище.
Обратимся теперь еще к одному важному документу, связанному если не с г. Жизцем, то с одноименным озером, на котором, как мы видели, стоял этот город. Это торопецкая писцовая книга 1540 - 1541 гг., которая содержит описание г. Торопца и окружающих его земель, в том число части побережья Жижицкого озера, а также берегов р. Жизцы и других мест.
Из этих мест, указываемых писцовой книгой, отметим: волости Любуту, Туру, Нежельскую (в последней - «село Нежельцы над озером Жижцом над Большим», «село Устьяне, а живут в нем ямщики», «озеро Жижцо Меньшое», «река Жижца»); волости Данкову, Старцеву, Казаринскую, Дубну и т. д. - в полном соответствии с позднейшим завещанием Ивана IV, написанным 32 года спустя.
Таким образом, мы видим прекрасную сохранность здешних географических имен: почти все имена, указанные торопецкой писцовой книгой 1510 г., дошли до нас. Обратим внимание на некоторые из этих названий.
Во-первых, легко заметить, что тогда (в 1540 г.) теперешнее Жихто (с очень неопределенными звуками, которые у нас обозначены буквами к и х), на карте - Жекто, носило название Жижохто. Это полностью объясняет, почему речка, вытекающая из этого озера, носит название Жижца или Жизца: оз. Жижцо - оз. Жижохто - р. Жижца, а название Жихто - Жекто оказывается позднейшей упрощенной формой. Далее, в писцовой книге 1540 г. нет селения Ямище, обозначенного на современной карте, тогда как расположенные выше и ниже по р. Жизце деревни Устьяне и Прилуки существовали и тогда. Зато при Устьянах был Устьянский ям, в котором жили ямщики; ям этот впоследствии был упразднен, но поселок остался, получив наименование Ямище, т. е. «место, где был ям», как Селище - «место, где было село», Городище - «место, где был город» и т. п..
Таким образом, происхождение названия существующего до сих пор на р. Жизце селения Ямище известно нам во всех подробностях. Многие же другие географические имена сохранились от более ранних времен, чем XVI в.. В частности, можно быть уверенным, что названия Жижцо (Жизцо) - Жижохто - р. Жизца существуют по крайней мере со времен первоначального проникновения сюда кривичей. Подавляющее большинство географических названий этой местности имеет ярко выраженный славянский характер.
Немногочисленные названия прибалтийско-финского языкового склада попадаются очень редко, по большей части в самых глухих углах (речки Сергачма, Нетесьыа и некоторые другие), являясь ничтожными остатками дославянского времени. Многие географические названия так хорошо сохранились с первой половины XVI в., что характеристика писцовой книги 1540 г. может быть принята и как описание начала XX столетия: «Село Прилуки на речке на Жижце, а в нем церковь Борис Глеб» и т. п. - это точно соответствует как обстоятельствам 1540 г., так и данным 1916 г.. В действительности этот промежуток времени надо еще расширить в глубь веков, так как история с. Прилуки начинается, конечно, не с 1540 г., а гораздо ранее.
Во многих названиях поражают (при устойчивости древней основы) сильные и неожиданные колебания словообразовательных формантов. Теперешняя река Торопа в XVI в. носила название Торопица, т. е. формант с течением времени упростился. Оз. Чистое теперь называется Чистовским, в данном случае по вполне понятной причине - вследствие обратного воздействия названия с. Чистое на название озера. Село Нежельцы на оз. Жижцо теперь носит название соответствующей волости: Нежельская, или Нежельское, и т. п.. Явления этого рода, на которых здесь мы подробнее останавливаться не можем, показывают ненадежность опоры на форманты в топонимических исследованиях. Достаточно добавить, что на нашей памяти в этих местах речка Кодосница стала гораздо чаще называться Кодосна, а то и Кодоснянка, Барабаново превратилось в Барабаниху, Дубы - в Дубки и т. п..
Малая устойчивость формантов и колебания в оформлении географических имен могут составить особую тему.
Вернемся теперь непосредственно к тому материалу, который мы нашли путем сбора на месте и обращения к источникам. Уже было сказано, что материал этот почти исключительно славянский, в основной массе русский. Проверим это на отдельных примерах.
Совершенно очевидно возникновение - и притом позднее - многих названий сел и деревень: Юшково, Мамонова, Наумово, Барабаново, Комарово, Домнина, Белавина, Анашкина, Савина, о. Михалков (на оз. Кодосно) и т. п. - от имен, прозвищ и фамилий русского происхождения. Никакого сомнения нет и в отношении чисто русского происхождения таких названий, как Засеново, Бурая деревня, Высокое (Хмелево), Коровино, Сельцо, Остров, Михайловское, Карева, Залучье, Горка, Спицына и др. (деревни и села), Попрядыха, Соколы, Липка, Осинки, Березки, Вороний, Долгий, Телятник и др. (острова на озерах Кодосно и Жижицком).
Некоторые названия требуют, однако, объяснения; таково, например, название о. Кошучего на Жижицком озере. Здесь объяснение кажется на первый взгляд невозможным за отсутствием такого слова в русском языке, которое помогло бы определить основу названия. Весьма остроумное решение предложил однажды в беседе с автором данной книги глубокий знаток славистики акад. Борис Михайлович Ляпунов: он выбрал в качестве подобной основы не существующее в современном русском языке, но имеющееся в сербском слово кошута - «лань». С этим приходится согласиться ввиду того, что недалеко от о. Кошучего расположены острова Звериный и Ловчий, а сам Кошучий до сего времени нередко посещают косули.
На первый взгляд являются малопонятными и такие названия островов, как Хотенка, Клишивицы и некоторые другие. Произведены они от личных имен: языческого славянского имени Хотен (употреблявшегося и после введения христианства) и христианского имени Клим - в ласкательной форме Клиша. Название о. Хвошня происходит от обилия хвоща (хвошш в местном произношении); о. Лукий получил свое имя оттого, что представляет собой весьма характерную излучину, единственную в своем роде и резко отличающую его от всех остальных многочисленных островов Жижицкого озера. Острова с именем Дубый получила это название от дубов, на них растущих. Очень интересно название крупного острова Седеный (не Седёный!), получившего свое имя вследствие бывшего на нем «седенъя» какого-то поселенца (термин, часто употребляемый в писцовых книгах и других древних актах).
Любопытно также название другого крупного острова на Жижицком озере: Кромешный, т. е. «крайний» (к берегу), «внешний» (по отношению к большой группе островов около Наумова). Особенно интересно отметить тот факт, что остров с подобным же именем (Кромешный) имеется и на оз. Иван, расположенном километров за сто к западу от Жижицкого озера. Нетрудно по самому виду объекта определить причину, по которой лука Ластовка получила свое имя, как и стоящая здесь деревня (ластовка - узкий лоскут, в данном случае суши, врезающейся в озеро). Точно так же Волынь означает в местном говоре гору, высокий холм.
Мы уже говорили, что название о. Телятник не вызывает никаких сомнений в своей чисто русской принадлежности; однако полезно узнать, что название произошло от старинного здешнего обычая перевозить на этот остров с весны на лето все поголовье телят из ближних деревень (около дер. Парны - Анашкино}. Интересно название о. Осье на оз. Кодосно - оно значит просто «осинник» (местное слово осье означает осиновую поросль).
На первый взгляд малопонятным является название о. Владычин (Владычен), составляющего особую тоню на оз. Кодосно. Объяснение мы получаем из Смоленской уставной грамоты 1150 г., в которой указано, что от Торопецких и Жижицких озер шла епископу десятина «от рыб». По-видимому, здесь были тони, специально отведенные для ловли в пользу владыки (т. е. епископа), чем и объясняется название острова. Другой остров на оз. Кодосно - Иржавец - получил свое наименование от железистого источника с чрезвычайно холодной водой.
Рассматривая внимательно всю местную топонимику, мы можем повторить еще раз, что в подавляющем числе случаев установить славянскую природу географических названий этих мест не представляет никаких затруднений. Примеры редких исключений мы уже указывали (Сергачма, Нетесьма); здесь необходимо добавить, что неясно происхождение названий таких крупных объектов, как Жизцо и Кодосно.
Что касается имени оз. Кодосно, то существуют сходные названия, имеющие подобное же (или кажущееся подобным) оформление -сно, -сна., в котором акад. А. И. Соболевский в свое время видел наследие скифского языка. Это, конечно, невероятно, но и с точки зрения русских данных здесь не все ясно; основа также неясна. Приписывать же окончанию -сно (для озера), -сна (для речки) происхождение из прибалтийско-финского инессива (одного из местных внутренних падежей) тоже представляется недостаточно обоснованным.
В отношении же названий 1540 г. Жижцо - Жижохто - Жижца (Жизцо и т. д.) следует сказать, что эти названия вообще представляют уникальное явление - на всей территории СССР (как и в других славянских странах) нет ничего подобного. Надо еще раз подчеркнуть, что форма Жижица, как будто дающая некоторое сближение со словом «жижа», представляет новое явление; ничего подобного не было еще в первой половине прошлого столетия, а потому указанное сближение должно быть оставлено. Заметим еще, что форма Жижохто имеет аналогии и в русском материале (Должехто - тоже озеро - в Новгородских писцовых книгах), но очень редкие; но еще более поразительны аналогии с такими данными, как Шижохта - Шижегда, Сонохта, Молохта и многими другими, принадлежащими финно-угорскому миру. Поэтому выбрать здесь определенное решение о древнейшей языковой основе названия Жизцо и родственных ему пока трудно.
Возможно, что это и чисто славянское название с самого начала, но, может быть, и дославянское имя, только «ославяненное» пришедшими сюда кривичами еще в достаточно раннее время. Такие вопросы относительно очень древних наименований решаются обычно не без трудностей. Лучше подождать с окончательным заключением, чем впасть в ошибку.
Покажем теперь пример, когда географическое название, кажущееся на первый взгляд непонятным а даже несколько странным, получает совершенно исчерпывающее объяснение.
Речь идет о названии части леса около Жиишцкого озера: Мусорская лесная дача. Разгадка этого названия, оказывается, весьма проста: лес принадлежал помещикам Мусоргским, жившим в с. Кареве на берегу этого озера и писавшим свою фамилию Мусорские. Автору этой книги пришлось встречать стариков, помнивших еще о том, что Мусорская лесная дача принадлежала каревским помещикам. Таким образом, вопрос о принадлежности этого названия решается совершенно определенным образом.
Этот пример, однако, имеет и другую сторону. В бассейне р. Шексны, вытекающей из Болоозера и впадающей в Волгу, имеется маленькая речка и селение Мусора, указываемое писцовыми книгами XVII в., и там же находится Мусорский лес, что явно напоминает Мусорскую лесную дачу на берегу Жижицкого озера, за сотни километров от Пошехонья. Вся разгадка этого совпадения названий лежит в том обстоятельстве, что Мусорские (Мусоргские), по преданию, происходили из белозерских князей, носивших фамилии по названиям рек, на которых были расположены их владения (Курбские от р. Курбы, Кемские от Кемы, Ухтомские от Ухтомы, Судские от Суды и т. д.). Подобным образом сложилось и их родовое прозвище (Мусорские), ставшее в конце концов постоянной фамилией, тогда как княжеский титул был утерян, как это случилось со многими измельчавшими линиями Рюриковичей (особенно в XV - XVI вв.)...
Вернемся теперь еще раз к топонимике Жижицких озер и отметим здесь одно любопытное обстоятельство: перемену названий мелких объектов с каждым поколением.
Так, в конце прошлого - начале этого столетия на оз. Кодосно жил рыбак Кирилл Родионович Гольцев, изба которого стояла около маленькой излучины озера, удобной для ловли рыбы; все окружающие звали эту излучину Кирюхина лучка. После смерти старика здесь проживал его сын Федор - и появилось название Федькина лучка, возникшее само собою. Так бывает в очень большом числе случаев. Только иногда подобного рода названия мелких объектов обнаруживают неожиданную устойчивость. В качестве примера можно указать одно место на р. Весече, впадающей в оз. Жизцо, носящее название Антоновы езы. Езы - это особые заколы для ловли рыбы, обычно представляющие кольцо из кольев, вбитых в дно; внутрь кольца загружаются ветви деревьев, хворост и камни, так что ез - удобное место для скопления рыбы, чем и пользуются рыбаки. «Антон с Завесечья» - крестьянин, живший в XVIII в. в дер. Завесечье (за р. Весечей), обладавший необыкновенной силой, позволившей ему построить езы не из обыкновенных кольев, а из основательных дубовых стволов. Это обстоятельство так поразило воображение местных жителей, что название Антоновы езы сохраняется до сих пор, хотя со времени их постройки отжило уже несколько поколений.
Вероятно все же, что это именно исключительный случай длительной сохранности названия мелкого объекта, объясняемый тем, что еще лет 50 тому назад старики помнили и рассказывали о подвигах Антона, убившего однажды медведя оглоблей. Естественно, что имя такого полулегендарного силача долго не исчезает из народной памяти. С другой стороны, вероятно, здесь действовало и обстоятельство иного рода; маленькая лучка на оз. Кодосно меняла свое название с каждым поколением в силу того, что менялся ее хозяин, тогда как Антоновы езы были с самого начала связаны с именем одного человека, построившего это сооружение, потребовавшее исполинских сил.
Таким образом, названия здесь различаются по своему характеру, обеспечивая во втором случае (Антоновы езы) длительную сохранность названия. И, наконец, необходимо учесть, что знание всех подробностей об Антоновых езах сохраняется только в среде местных рыбаков, которые, видимо, дорожат старыми преданиями больше, чем другие.

КомментироватьКартаПриложение

Топонимика

Топонимика1. названия географических объектов; 2. наука о географических названиях.

КомментироватьКартаПриложение