Статистика:
  • текущий запрос: Осада Пскова Стефаном Баторием
  • найдено результатов: 1
  • страниц с результатами: 1

Осада Пскова Стефаном Баторием

Осада Пскова Стефаном БаториемСтены древнего Пскова в разные времена подвергались осадам со стороны германцев, литовцев, поляков, шведов. Летопись упоминает о 23 крупных осадах, выдержанных Псковом, развалины стен которого сохранились до наших дней. Об эти-то стены неоднократно разбивались волны немецкого прибоя, псов-рыцарей Отто фон Роденштайнов, Конрадов, Бернгардов, фон-дер-Борхов и т. д..
Самой сильной осадой, выдержанной Псковом 356 лет назад, была осада польского короля Стефана Батория, продолжавшаяся пять месяцев. Войско Батория состояло из разных национальностей: поляков, литовцев, мазовшан, немцев браунгшвейских, австрийских, прусских, курляндских, из датчан, шотландцев...
Польский король Стефан Баторий был человек обширного ума, большой энергии, сверх того, опытным воином. Он не мог не обратить внимания на выгодное положение прибрежных балтийских стран, виды на которые имели в то время еще две могучие державы - Россия и Швеция. В то же время Польшу продолжали привлекать обширные территории Московского государства с его богатствами, приобретение которых могло еще больше возвеличить славу Батория.
Иван Грозный, ведя войну в Ливонии, вовсе не намерен был вступать в решительную схватку с войском Батория, которое было лучше обучено и оснащено. Кроме того, он испытывал большие внутренние затруднения, ведя ожесточенную борьбу с боярами. Поэтому все старания Ивана Грозного были направлены на переговоры о мире с Баторием. С этой целью был даже приглашен в Москву представитель папы римского иезуит Антоний Поссевино. Но все старания ни к чему не привели. Хотя Иван Грозный шел на некоторые уступки, Баторий начал свой третий поход на Россию.
О стремлениях Польши, отвергнувшей предложения Московского государства, и ее надеждах лучше всего свидетельствует заявление самого Стефана Батория на отчете в Варшавском сейме в 1580 году, о военных операциях в России. «Сама судьба, - говорил Баторий, - передает нам в руки все Московское государство». Но если Баторий хорошо знал положение Ивана Грозного и отношение к нему бояр через таких перебежчиков, как князь Андрей Курбский, то он совсем не знал русского народа, хотя имел достаточно примеров убедиться в этом.
В пышных выражениях польские историки описывают войско, воспламененное военным гением Батория. Многие из знатных, даже придворных чиновников служили простыми всадниками, конницами предводительствовали сенаторы и лучшие воеводы. Все это жаждало славы и упивалось военными успехами. Численность войска показывают различно: между 60 и 100 тыс.. Посол турецкий, прибывший в стан короля и смотря на его войско, в выступлении сказал: «Если султан и Баторий захотят действовать единодушно, то победят всю всемирную».
Не такое величественное зрелище представлялось в осажденном городе. Московский царь Иван Грозный не мог оказать необходимой помощи, и когда неприятель уже шел на Псков со своим численными силами, он писал из Александровой слободы своим воеводам: «Примышляйте делами государственными и земскими, как всевышний вразумит вам и как лучше для безопасности России. Все упование возлагаю на бога и на ваше усердие».
Псковичам было особо написано, чтобы они стояли крепко и единодушно до последней капли крови. Вот и вся инструкция, вся помощь, с которыми Псков должен был встретить Батория под своими стенами. Псков сам должен был позаботиться об исправлении обветшалых и уже мало пригодных по тогдашнему состоянию артиллерийского искусства стен, снабдить их орудиями, запастись артиллерийскими снарядами и подобрать сведущих военачальников.
Населения в Пскове насчитывалось 50 тыс., а обученных ратному делу только 15 тыс. В одном не чувствовалось недостатка - это в горячей любви к своему Отечеству, чести и цельности территории, которую предстояло защищать.
Утром 24 августа (ст. стиля) 1581 года войско Батория подошло к реке Черехе, откуда любовалось панорамой красивого города с позолоченными маковками, опоясанного белой каменной стеной. Как только стало известно о появлении неприятельского войска в непосредственной близости города, в Пскове загудел осадный колокол, повешенный на церкви Василия Великого (на горке около Советской и Садовой улиц).
26 августа неприятель перешел реку Череху и начал обходить город. Из Пскова раздались пушечные выстрелы, вследствие которых Баторий вынужден был отступит в лес, окружавший Псков - к нынешним Крестам. Войско неприятеля растянулось в пяти верстах от города и заняло пространство до Любятова. Но выстрелы и здесь беспокоили врага, так что король в ту же ночь отступил от Любятова и опять удалился к Черехе, где стал за песчаными буграми, на речке Промежице, близ бывшего Пантелеймоновского монастыря. Место это и теперь еще известно под названием Становища. Баторий не решился обложить город со всех сторон, не думая встретить сильного отпора и не желая слишком растягивать свои войска. Он решил сделать приступ с одной стороны между Покровской и Свинорской башнями и начал к нему готовиться.
5 сентября неприятель поставил осадную артиллерию. Осажденные, не надеясь на прочность каменных стен, устроили на месте ожидаемого приступа вторую стену - деревянную с нагрузкою камня и земли. Каменную стену вооружили пушками крупного калибра.
7 сентября открылось действие осадной артиллерии с трех батарей. Стрельба продолжалась беспрерывно до самого вечера и на другой день до 9 часов утра. Вся стена между Покровской и Свинорской башнями на протяжении 24 саженей была разбита. Осажденные под неприятельскими выстрелами неутомимо заделывали места пролома фашинами, копали новый ров. К полудню 8 сентября (21 сентября нового стиля) из неприятельских окопов показались шедшие на приступ войска. Надев поверх брони белые рубашки, с обнаженными мечами и кинжалами, с королевскими знаменами и хоругвями шли первые охотники к проломам. Под выстрелами псковичей вслед за охотниками бросились венгерцы, за ними немцы, за немцами толпы без всякого порядка. Венгерцы и немцы на глазах у множества зрителей, побежав к разбитой Свинорской башне, быстро заняли ее, выкинув хоругви.
Через четверть часа поляки с хоругвями кинулись ко второму пролому и заняли Покровскую башню. Другие через проломы ломились в город. Неудержимый напор лавины превосходящих неприятельских сил ничего не предвещал хорошего псковичам, защищавшим каждую пядь земли своего города. Стефан Баторий с колокольни Никитской церкви следил за приступом. Когда его войска оказались на обвале стен, казалось, что город уже взят. Короля поздравляли с победой...
Но мужество осажденных не было поколеблено. Дружным натиском псковичи сломили неприятеля, заставили его отступить. К вечеру королевское войско в беспорядке бежало, преследуемое псковским народом, среди которых было много женщин, пришедших на помощь мужьям и братьям.
Так закончился самый первый и самый жестокий приступ 8 сентября. В этот день поляки потеряли 5000 человек убитыми и столько же ранеными. Потери псковичей составляли 850 убитых и 1500 раненых. Потерпев первую неудачу, Баторий, однако, не отказался от мысли взять Псков. В течение пяти месяцев он продолжал беспокоить осажденных частыми приступами и стрельбой по стенам, увещевал к добровольной сдаче, но безрезультатно. Армия его таяла не по дням, а по часам, напоминая армию другого полководца - Наполеона.
Этот великий исторический момент в жизни нашего города, вызвавший громадное напряжение и превосходство материальных его сил, закончился не только отражением осады Стефана Батория, но и сохранением России, областей Белорусской, Псковской, Витебской и Тверской. Это был момент наивысшей славы псковичей, память о которой никогда не умрет в сердцах великого русского народа...

Примечание: Статья Петрова Н. из газеты Псковский колхозник от 18 сентября 1937 года цитируется по газете Псковская правда от 28 сентября 2016 года.

КомментироватьКартаПриложение