Статистика:
  • текущий запрос: Коновницын Алексей Иванович
  • найдено результатов: 2
  • страниц с результатами: 1

Коновницын Алексей Иванович

Коновницын Алексей ИвановичВнук генерала Петра Петровича Коновницына, знаменитого героя Отечественной войны 1812 года. Родился в родовом имении Кярово (под Гдовом). Деятель право-монархистского движения («Союз русского народа»). В годы первой мировой войны - предводитель Гдовского дворянства. Расстрелян в Гдове (?) в 1919 году.

Примечание: На фото: фрагмент памятного знака в Гдовской крепости.

КомментироватьКартаПриложение

Коновницын Алексей Иванович

Коновницын Алексей ИвановичГр., один из организаторов и руководителей право-монархического движения в Одессе, член Главного Совета Союза Русского Народа (СРН). Младший брат почетного председателя СРН Э. И. Коновницына.
Родился в родовом имении Кярово под Гдовом. Закончил Морское училище (1875). Участник Русско-турецкой войны 1876 - 1877, служил на пароходе «Веста». Вышел в отставку в чине лейтенанта (1880), в 1881 - 1891 Васильковский уездный (Киевской губ.) предводитель дворянства. Затем земский начальник Праснышского у. Плоцкой губ. Царства Польского, в авг. 1903 ему было предложено подать в отставку, поводом к которой стали подозрения в финансовых нарушениях, хотя ничего конкретно доказано не было. Не исключено, что истовый монархист гр. Коновницын стал неугоден склонным к сепаратизму польским властям. Перебрался в Одессу, где служил в должности секретаря директора Русского общества пароходства и торговли. В 1905 познакомился в С.-Петербурге с А. И. Дубровиным, после чего занялся организацией в Одессе отдела СРН совместно с педагогом Н. Н. Родзевичем и присяжным поверенным Б. А. Пеликаном. Официально отдел был открыт 4 февр. 1906, его председателем стал гр. Коновницын, тов. председателя Пеликан. Союз пользовался поддержкой командующего войсками Одесского округа ген. бар. А. В. Каульбарса и Одесского генерал-губернатора П. Ф. Глаголева. Одновременно по инициативе гр. Коновницына была учреждена газета «Русская речь», ставшая ведущим монархическим органом на юге России. В нояб. 1905 под его председательством прошло учредительное собрание пайщиков газеты (правда, позднее газета перешла в руки противников гр. Коновницына, и он учредил новый орган «За Царя и Родину»). Вскоре после открытия при Одесском отделе СРН была создана дружина, которая насчитывала 200 - 250 чел., ею руководил атаман Черников по кличке Ермак. Дружина охраняла монархические шествия, боролась с революционными выступлениями. Гр. Коновницын занялся также организацией рабочих артелей из членов СРН, которые срывали забастовки рабочих в порту. Их с удовольствием использовало Русское общество пароходства и торговли. Вообще гр. Коновницын был одним из тех руководителей монархического движения, кто уделял самое пристальное внимание привлечению в ряды черносотенных организаций представителей рабочего класса. Позднее, 10 февр. 1908, он подготовил доклад Съезду председателей и уполномоченных отделов СРН «О дополнении устава и организации артелей и бытовых групп», в котором призывал не ограничиваться политической организацией рабочих, но стремиться к их экономической организации путем создания артелей по примеру портовых рабочих Одессы. Гр. Коновницын предлагал «приступить, не откладывая, к экономическому объединению членов Союза, обеспечив таким образом их благосостояние». Справедливо замечая, что «на одних речах и ораторском красноречии далеко не уедешь». Также при отделе существовал дамский благотворительный кружок, которым руководила жена гр. Коновницына. Однако вскоре начались трения между основателями отдела. Когда 27 марта 1906 в заседании Совета Одесского отдела Русского Собрания (РС) в члены Совета вместо выбывшего архим. Анатолия (Каменского) рассматривалась кандидатура гр. Коновницына, против выступил Н. Н. Родзевич. Коновницын был избран, а осенью 1906 Родзевич вышел из состава отдела СРН и основал 4 окт. Одесский Союз Русских Людей. Гр. Коновницын участвовал в работе 4-го Всероссийского съезда Русских Людей в Москве 26 апр. - 1 мая 1907 (Всероссийский съезд Объединенного Русского Народа), на котором выступал в секции, посвященной вопросам общественной безопасности. В своем выступлении предлагал разоружить евреев и еврейские отряды самообороны и легализовать русские самообороны. В к. 1907 одесским градоначальником и и. о. генерал-губернатора был назначен И. Н. Толмачев, с которым у Коновницына сразу не сложились отношения. Толмачев стремился подчинить монархические организации местной власти, а гр. Коновницын, имевший, благодаря родственным связям, влияние в «высших сферах» в Петербурге, не желал подчиняться градоначальнику. Толмачев установил слежку за ним. Среди прочего, филер докладывал, что граф каждый день приезжал домой пьяным в окружении охранявших его союзников, которым он неизменно кричал «Бей жидов, ребята». А те отвечали дружным «ура». Охрана, кстати, не была излишней. 6 авг. 1906 членами СРН был схвачен и отдан в руки правосудия студент Янкель Фишман, у которого был обнаружен револьвер и который намеревался убить гр. Коновницына, когда тот возвращался после собрания Союза. Задержан был и его подельник Янкель Горбар, который пытался освободить своего товарища. Вскоре полиция получила сведения, что революционеры намереваются взорвать чайную СРН на Торговой улице в тот момент, когда там будет проходить заседание союзников. Коновницын в ответ выступил с открытым письмом, в котором пригрозил террористам: «Объявляю всем этим мерзавцам, подлым убийцам из-за угла, их руководителям, которые втихомолку дают деньги на революцию и рукоплещут убийцам, объявляю мерзавцам-евреям-революционерам, их покровителям и подстрекателям, что смерти не боюсь, и как человек верующий сознаю, что жизнь и смерть человека в руках Божиих. Если же впредь какой-нибудь подлец из этой гнусной компании дерзнет только напасть, с целью лишить жизни, на кого-либо из членов Союза Русского Народа, или же на кого-либо из правительственных должностных лиц, или мирных жителей, то раз он очутился в руках членов Союза Русского Народа, в силу права самозащиты на месте будет уничтожен. Что же касается меня, то если Господу Богу угодно будет, чтобы я погиб от руки злодея, то завещаю всему Русскому Народу тотчас же после моей смерти беспощадно уничтожать сотнями и даже тысячами революционеров, которые пока почти безнаказанно наводят страх и ужас на все малодушное мирное русское население под флагом освободительного движения. Нужно помнить русскую пословицу «Клин клином вышибают»». Теракт не состоялся, возможно, свою роль сыграло предупреждение. 24 авг. 1907 в газете «За Царя и Родину» гр. Коновницын опубликовал воззвание к евреям, в котором призвал их принести публичное покаяние русскому народу, предать торжественному проклятию виновников революции и объединиться в союз под знаменами СРН. Местные власти в ответ приостановили с 25 по 31 авг. издание газеты за «распространение национальной вражды». В к. 1907 Коновницын, воспользовавшись родственными связями, в обход И. Н. Толмачева и П. А. Столыпина, получил аудиенцию у Государя, который подарил одесским союзникам Свой портрет. Это привело к тому, что отношения с властями стали еще хуже. 11 янв. 1908 Коновницын даже попросился в отставку из-за ведущейся против него травли, но собрание отдела СРН оставило его в должности. Он разослал всем отделам СРН циркулярное письмо, в котором обвинил Толмачева, действующего по приказу П. А. Столыпина, в травле своего отдела и себя лично. Объяснял травлю тем, что якобы Столыпин его терпеть не может за то, что гр. Коновницын имеет возможность обращаться по политическим вопросам лично к Государю помимо председателя Совета Министров. Одновременно с этим в н. 1908 начались раздоры гр. Коновницына с Б. А. Пеликаном, который обвинил графа в растрате денег отдела. В 1908 по заявлению Пеликана чиновниками градоначальства и делегатами от Главного Совета А. А. Майковым и А. И. Тришатным была проведена ревизия финансовой деятельности отдела, которая не выявила никаких нарушений. Пеликан был исключен из СРН за клевету. После этого пошатнувшийся было авторитет гр. Коновницына был восстановлен. Гр. Коновницын был участником Ярославского совещания (3-е частное Совещание отделов Союза Русского Народа в Ярославле 8 - 10 марта 1909) как председатель Одесского отдела. Однако в 1910 гр. Коновницын уехал в Петербург искать управы на своих «гонителей», оставив исполнять обязанности председателя отдела СРН А. Т. Донцова. 4 июля 1910 в пятом номере «Вестника Союза Русского Народа» он опубликовал открытое письмо, в котором призывал одесских союзников смиренно переносить клевету, ложь и нападки: «По промыслу Божию видно настало уже время, чтобы мы, с покорностью воле Божией и со смирением, перенеся все на нас гонения и Богом посланные нам испытания, твердо взялись бы за дело». И, напомнив обращение Государя к СРН от 3 июня 1907, добавил: «Вот, союзники, что нам приказывает Царь - чтобы истинные русские, беззаветно любящие свое отечество сыны, сплотились еще теснее, а не занимались бы постоянно раздором и печатанием всяких мерзостей про своих же братьев в газетах». Вернувшись в Одессу, Коновницын попытался отобрать у своих противников газету «Русская речь». В сент. он провел собрание отдела СРН, на котором сделал доклад, посвященный ситуации в газете. Намекал на растраты денежных средств редакцией, предлагал собрать пайщиков-учредителей и сменить руководство газеты. Видимо, поддержки не получил и окончательно перебрался в Петербург. В развернувшейся внутренней борьбе, завершившейся расколом СРН, поддерживал группу Н. Е. Маркова и своего старшего брата Э. И. Коновницына, активно участвуя в деятельности «обновленного» Главного Совета. В н. 1912 избран одним из первых членов Устроительного Совета Всероссийских Съездов. Участник Съезда сторонников Маркова (4-й Всероссийский съезд Союза Русского Народа в Санкт-Петербурге 14 - 16 мая 1912) и 5-го Всероссийского съезда Русских Людей в Санкт-Петербурге 16 - 20 мая 1912, на которых исполнял обязанности одного из товарищей председателя съездов. Выступая 20 мая в день закрытия 5-го Съезда, утверждал, что съездом «достигнуто более тесное единение Русских людей. Отныне все монархические учреждения составляют одну семью». Обращаясь к крестьянам - участникам съезда, призывал их: «Вы пойдете домой, так расскажите по всем селам и весям, что русские люди не ослабли, а окрепли». Участвовал в заседаниях 6-го Всероссийского съезда Русских Людей в Санкт-Петербурге 19 - 23 февр. 1913, возглавляя распорядительную комиссию Съезда. 6 мая 1914 был избран уполномоченным от СРН на торжествах по случаю открытия в Кишиневе памятника Государю Александру I, которые проводились 3 июня и на которых присутствовал Император Николай II. Ему было поручено также принять участие в открытии сооруженного местными монархистами памятника видному бессарабскому монархисту П. А. Крушевану, которое проходило накануне праздника 1 июня. От имени СРН гр. Коновницын был уполномочен поднести серебряный венок. 26 нояб. 1914 в день вмч. Георгия Победоносца гр. Коновницын был избран членом Главного Совета СРН вместо переведенного на Томскую кафедру еп. Анатолия (Каменского). Во время Первой мировой войны был начальником района в санитарном отряде В. М. Пуришкевича, а затем начальником военно-санитарного поезда. После смерти брата Э. И. Коновницына переехал в родовое имение Кярово, сменив скончавшегося брата на посту предводителя Гдовского дворянства, одновременно был избран и председателем Гдовского отдела СРН. В 1912 к столетию Отечественной войны гр. Коновницын издал книгу «Подвиги славных предков в годину Отечественной войны», доход от которой направил на учреждение в одном из кадетских корпусов стипендии им. генерал-адъютанта гр. П. П. Коновницына. Характеризуя современное состояние русского общества, он отмечал в предисловии к книге, что «за пережитое столетие после Отечественной войны расшатались устои русской жизни. Внутренний враг: евреи, масоны и космополиты, стремящиеся ныне погубить Россию и уничтожить ее государственный уклад, куда сильнее и опаснее Наполеона, а потому борьба с ними будет крайне тяжелою и чреватою последствиями. Вера наших предков, вера православная, этот главный оплот русского человека, ныне поколеблена в народе и, главным образом, среди интеллигенции и заменена или неверием, или равнодушием к вере, а чувство патриотизма, любви к отечеству заменилось каким-то космополитизмом, отвергающим всякое отечество и любовь к своей родине. Ныне на Руси идет усиленная борьба, имеющая целью заменить Самодержавие Русского Царя конституцией или народовластием, долженствующим ограничить Помазанника Божия. Чувство долга и сама нравственность, все семейные основы жизни - у нас расшатаны. Все это привело нашу страну к какой-то анархии, грозящей гибелью России, если русские люди не встрепенутся. Поэтому в защиту своего отечества, лучшие люди русской земли, потомки славных героев-богатырей должны вступить в борьбу с внутренними врагами России и, по примеру прошлого, выступить в полном между собою единомыслии, имея путеводной звездой жизнь и деятельность достойных своих предков». Начать борьбу за спасение России русские люди должны, по мнению гр. Коновницына, с молитвы, с укрепления в вере предков: «Укрепившись прежде всего в нашей вере православной, мы в виду грядущих событий должны прежде всего с молитвою обратиться к Господу и просить Его: «Боже, спаси Россию! Сохрани нам нашего Царя Самодержавного, сохрани нам этого единственного источника правды и справедливости и помоги народу русскому пребывать в полном единогласии, отстранить всякое средостение, чтобы тесно объединиться с Помазанником Твоим, Православным Русским Царем, на благо дорогой всем нам России»». После февральского переворота уехал в свое родовое имение Кярово. Однако 13 мая 1917 был арестован и заключен сначала в «Кресты», а затем в арестный дом на Фурштадтской улице. Допрашивался Чрезвычайной следственной комиссией Временного правительства. Однако вскоре был выпущен из тюрьмы, т. к. по закону его не в чем было обвинить. В 1918 о нем вспомнили чекисты, и он снова был арестован по обвинению в антисемитизме и участии в монархическом движении. По данным архива С.-Петербургского УФСБ расстрелян в Петрограде. Между тем, существует предание, что гр. Коновницын был расстрелян в Гдове у церкви Дмитрия Солунского. По воспоминаниям местных жителей, графа вытащили на простынях из Гдовской больницы, где он находился на излечении, и расстреляли, а тело сбросили в придорожную канаву. Вступившие в город отряды Булак-Балаховича с почестями похоронили его в гдовской крепости, где ныне установлен православный крест с надписью. Его сын Николай, выпускник Пажеского корпуса и офицер л.-гв. Драгунского полка участвовал в Первой мировой войне, был арестован вместе с отцом, но расстрела избежал, умер в эмиграции. Эмигрировали и два других сына - Петр и Александр - участники белого движения. Дочь Наталья, выпускница Смольного института, участвовала в Первой мировой войне в качестве сестры милосердия, попала в плен к немцам, дальнейшая судьба ее неизвестна.

КомментироватьКартаПриложение